Ивлим.Ру - информация и развлечения
IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
  FOXЖУРНАЛ
Свежий журнал
Форум журнала
Все рубрики:
Антонова Наталия
Редактор сообщает
Архив анонсов
История очевидцев
Ищешь фильм?
Леонид Багмут: история и литература
Русский вклад
Мы и наши сказки
Леонид Багмут: этика Старого Времени
Виктор Сорокин
Знания массового поражения
Балтин Александр
ТюнингКлуб
Жизнь и её сохранение
Леонид Татарин
Юрий Тубольцев
Домашний очаг
Наука и Техника
Леонид Багмут: стихотворения
Библиотека
Новости
Инфразвук и излучения
Ландшафтный дизайн
Линки
Интернет
Костадинова Елена
Лазарев Никита
Славянский ведизм
Факты
Россия без наркотиков
Музыкальные хроники
ПростоБуряк
Анатолий Максимов
Вера
ПРАВовой ликбез
Архив
О журнале


  ВЕБ-СТУДИЯ
Разработка сайтов
Продвижение сайтов
Интернет-консалтинг

  IVLIM.RU
О проекте
Наши опросы
Обратная связь
Полезные ссылки
Сделать стартовой
В избранное!

  РЕКОМЕНДУЕМ
Doronchenko.Ru
Bugz Team


РАССЫЛКА АНОНСОВ ЖУРНАЛА ХИТРОГО ЛИСА













FoxЖурнал: Антонова Наталия:

В ТЕНЁТАХ СТРАСТИ

Автор: Наталия Антонова

Детектив



ГЛАВА 10



Покинув "гостеприимный" офис Барлова, Мирослава задержалась в сквере.
Она села на скамью возле озера и долго смотрела на уток.
Одни из них отдыхали вблизи противоположного берега полузаросшего тростником, другие кормились, переворачиваясь головой вниз под воду и вверх хвостом, торчавшим над поверхностью воды.
Почти в самом центре озера легко и гордо плавал селезень. Его зелёное оперенье на солнце отливало синевой неба, отражавшегося в тихих водах озера.
Подросшие за лето утята, по привычке, отдыхали на листьях нимфеи.
Зелёные упругие листья, не прогибаясь, удерживали птиц.
Несколько нежных белых цветов мерцало на поверхности воды, несмотря на осень...
Мирослава, позволившая себе короткий отдых, наслаждалась благодатной прохладой и тишиной.
Неожиданно из зарослей барбариса выбежали два мальчугана и устремились к озеру. Один из них запрыгал на месте, как мячик от переполнявшей его радости и энергии, а другой закричал, - деда, деда! Иди скорей сюда! Мы хотим кормить уток!
- Иду, - донеслось в ответ. И из кустов выбрался по-спортивному подтянутый мужчина, больше тянувший на роль отца, чем деда. Он подошёл к мальчикам, достал из пакета белый хлеб и протянул по кусочку каждому из них.
Весело призывая уток, мальчики стали кидать хлеб в воду.
Утки отозвались не менее весёлым кряканьем, и вскоре, выбравшись из воды, они, неуклюже переваливаясь с боку на бок, уже клевали хлеб на берегу.
- Деда! Ещё хлеба! - требовали внуки.
Мужчина отдал им весь пакет и присел на скамейку рядом с Мирославой.
-Надеюсь, не возражаете? - спросил он.
- Нет, конечно, - ответила она, - бойкие у вас внучата.
-Да... - протянул он с улыбкой, - сейчас они ещё тихие. Притомились. Мы уже часа три здесь гуляем.
- А вы, молодец, - улыбнулась Мирослава.
- Приходится, - ответил он. - Дети работают, жена занялась бизнесом. А я, - он почему-то виновато улыбнулся, - бывший лётчик. Теперь, вот, в отставке.
Мирослава посмотрела на носящихся по берегу мальчиков и сказала, на отставку что-то непохоже. Пожалуй, ваши внуки покруче самолётов будут.
Молодой дед посмотрел на Мирославу и засмеялся, - вы правы!
- Вадим, - представился он.
- Мирослава.
- Вы нездешняя? - угадал Вадим.
- Да, приехала по делам. И вот, присела отдохнуть. Здесь у вас хорошо.
- Это наш мэр расстарался, - гордо ответил бывший лётчик, - раньше почти все парки пришли в негодность - заросли, захламились. А теперь и дышать в городе стало легче. Не поверите, на бульварах соловьи поселились.
- Почему же, поверю, - улыбнулась Мирослава.
Мальчики устали носиться и подбежав к скамейке, уселись рядом с дедом.
- Это Алёша, - сказал Вадим, - а это Антон. Они у нас погодки, - и ласково посмотрел на притихших внуков, - ну, что, ястребы, набегались? Домой пойдём? - спросил он.
Алёша и Антоша дружно закивали головами.
Мирослава сказала, что ей тоже пора. Она распрощалась с новыми знакомыми, тепло пожала руку Вадиму, и отправилась на поиски ближайшего таксофона, чтобы позвонить Морису.
От звонков с сотового она решила воздержаться.
День медленно склонялся к закату. Налетел ветер, зашептались листья.
В небе быстрее поплыли облака. Пробежала тень... Одна, другая... Закрапал дождь. Солнце не успевшее спрятаться за тучу, быстро-быстро захлопало золотыми ресницами длинных лучей. Дождь усилился.
Мирослава забежала в первое попавшееся кафе.
Она стряхнула капли дождя с волос, прошла в зал и села за столик.
К ней тотчас подошёл официант. Мирослава посмотрела ему прямо в глаза и тяжело вздохнула.
Официант растерялся, - что-то не так?
-О, нет! - качнула она головой, - мне очень хочется хорошего чая. А у вас, наверное, только кофе...
Официант приободрился, - для вас будет чай. Наилучший.
- Правда? - искренне обрадовалась Мирослава, - тогда чай и бокал хорошего вина на ваше усмотренье, - она бросила официанту взор полный дружеского доверия, - салат из крабов, варёный картофель и фрукты.
Кивнув, официант растворился... в воздухе...
Через пять минут он вернулся и расставил на столе всё, что она заказала.
Одарив его благодарной улыбкой, Мирослава с наслаждением принялась за еду.
Спустя полчаса. Она вновь подозвала официанта. Расплатилась, оставив щедрые чаевые. Спросила, откуда она могла бы позвонить так, чтобы...
- Больше ни слова, - улыбнулся он, - прошу за мной.
Вскоре Мирослава оказалась в маленькой уютной комнате. Её глаза без труда отыскали телефон. Официант вышел, прикрыв за собой дверь.
Мирослава набрала номер агентства.
- Детективное агентство "Мирослава" слушает, - раздался голом Мориса.
- Добрый вечер, - сказала Мирослава.
- Добрый вечер, - голос Мориса потеплел.
- Я звоню тебе, чтобы пожелать спокойной ночи.
- Спасибо.
Мирослава догадалась, что он усмехнулся.
- Как идут дела? - спросил Миндаугас.
- Пока ничего существенного. Элен не появлялась?
- Увы.
- А как там Дон?
- Что? - переспросил Морис, до сих пор не привыкший к привычке Мирославы круто менять тему разговора.
- Дональд здоров? - нетерпеливо произнесла Мирослава.
- Как бык! - выпалил пришедший в себя Морис.
- Ты кормил его?
- Да. Он прожорлив, как парочка огнедышащих драконов. Сегодня, например, слопал целый килограмм карасей.
- Ты преувеличиваешь, Морис. Просто он здоровый молодой мужчина с хорошим аппетитом.
- Не мужчина, а кот, - упрямо возразил Морис.
- Ну, хорошо, - не стала спорить Мирослава, - котячий мужчина.
Морису хотелось поправить, - не котячий, а кошачий, но он знал, что Мирослава просто дразнит его, и поэтому сказал, - аппетиту вашего Дона позавидует крокодил.
- Я надеюсь, что вы подружитесь, - засмеялась Мирослава.
- Боюсь, что он придерживается другого мнения.
- Тебе только так кажется. Дон дружелюбный и благородный.
Морис вздохнул в трубку, - как рыцарь круглого стола...
Когда-то в самом начале знакомства с Доном - обожаемым котом Мирославы, Морис спросил, - почему бы не кормить его китекетом или ещё чем-то в этом роде?
- Что ты! Что ты! - ужаснулась Мирослава, - как можно кормить любимое существо консервами и сухарями! Чем он заслужил подобную кару? Он же не узник, заключённый в темницу! - искренне возмутилась она.
- Насчёт темницы, конечно, нет, но, вот, об особой свободе вашего Дона тоже говорить не приходится, - парировал Морис, - живёт на седьмом этаже, правда со всеми удобствами. Но прогулки только на балконе. Любуется миром с высоты птичьего полёта, - иронично заметил Морис.
- Просто он ведёт уединённый образ жизни, - не согласилась Мирослава.
Миндаугас тяжело вздохнул в ответ.
- Морис, - прервала его воспоминания Мирослава.
- Что? - спросил он, думая о том, чтобы она поскорее вернулась.
- Морис я постараюсь побыстрее управиться с делами в Красове, - точно прочитала она его мысли.- Я надеюсь на тебя. Не скучай. И спасибо тебе за Дона.
- Не за что, - ответил он.
- До свиданья, Морис.
- До свиданья...
Мирослава положила трубку. Вышла из крохотного кабинетика. Отыскала любезного официанта, и, поблагодарив его, покинула кафе.
... Дождь кончился.
В бархатных сумерках сентября закатное солнце разбрасывало пронзительно яркие лучи. Трава, усыпанная мириадами сверкающих капель внезапно налетевшего и быстро утихшего дождя, обливалась теперь золотыми слезами прощанья...
На круглой клумбе возле кафе пылающий георгин склонил в задумчивости чело...
Ветер, подхватив несколько сорвавшихся тяжёлых капель, унёс их в неизвестность.
***
В квартире Игоря Барлова терпкий запах экзотических духов смешивался с тонкой горчинкой хризантем.
Роза обожала хризантемы. Она от них приходила в восторг, возбуждалась и млела.
Игорю запомнилось стихотворение китайской поэтессы Ли Цинчжао, которое Роза читала ему в ресторане:
"Твоя листва - из яшмы бахрома -
Свисает над землёй за слоем слой,
Десятки тысяч лепестков твоих,
Как золото чеканное горят...
О, хризантема, осени цветок,
..........................................
Середину стиха Игорь не запомнил, но последние строки особенно врезались в его память:
Нисколько не жалеешь ты меня!
Так щедро разливаешь аромат,
Рождая мысли грустные о том,
Кто далеко".
... Но сейчас Роза была рядом. И он был счастлив. Опьяняюще счастлив!
Глупо думать о том, что будет через день, через год, когда есть "сейчас" и в этом "сейчас" Роза рядом с ним.
... На Розе не было ничего, кроме насквозь просвечивающейся коротенькой сорочки, но и ту она сочла помехой.
Слетев с тела Розы, сорочка ночной бабочкой покружилась в воздухе и опустилась на цветной орнамент ковра.
Не сдерживая больше охватившего её желания, Роза набросилась на молодого партнёра, опрокинула его на спину и нависла над ним своим роскошным телом.
Игорь Барлов тихо застонал и закрыл глаза. Ему казалось, в который раз, что исполинский сфинкс собрался полакомиться его распростёртым на голубых простынях телом.
Внезапно Роза остановилась, застонала, расхохоталась, и снова из его груди вырвался вздох глубокий и нестерпимо-долгий.
Игорю показалось, что он ощущает горячее дыханье Розы всей поверхностью своего поверженного тела. Его кожа покрылась капельками влаги. Сладкий дурман окутал сознание.
Дыхание Розы точно ветер с вершины высокой горы продолжало медленно спускаться вниз, постепенно овладевая каждой частичкой его распластанного тела.
Огненные губы Розы уткнулись в его шею, и он не смог сдержать крик острого наслаждения пронизавшего его.
Руки Розы погладили его плечи, сжали их! Ослабили хватку... Язык коснулся его груди и затанцевал, стремительно скользя по коже, точно пламя очага, вырвавшееся на свободу. Губы сжали маленький сосок юноши, похожий на ягоду смородины, потом другой, нажатие зубов заставило его забиться и застонать.
Тем временем е руки уже поглаживали его плоский живот, и в тот же миг он почувствовал, как язык её беспощадным огнём обжигает гладкую кожу его узких бёдер.
- Роза! Я сейчас умру! - воскликнул он невольно.
- Нет, мой птенчик, нет, ты будешь жить вечно.
Он услышал её хриплый смех. Чресла Игоря изнемогали от непомерной сладкой тяжести. Он был весь точно пчела, переполненная нектаром любви.
- Роза! Я умираю! Пощади! Пожалей!
И в это время раздался звонок в дверь.
- Чёрт с ним, кто бы это не был! - сказала Роза.
Игорь покорно кивнул.
Но нежная трель звонка переросла в непрерывный гул, сравнимый со звуком дрели, сверло которой всё глубже и неотвратимей вонзается... в ухо.
- Дьявол! - вскричала разгневанная Роза, - пойди, открой и кем бы не был этот негодник или негодница, вышвырни его за шкирку вон!
- Хорошо, Роза, - он сунул ноги в тапочки со смешными мордочками кутят спереди и набросил халат.
- Дядя!?! - изумился Игорь, открыв дверь.
- Нам нужно срочно поговорить, - сказал Барлов старший, отстраняя замешкавшегося племянника, и протискиваясь в проём двери.
- Я не могу, - проговорил Игорь, - я не один. Извини.
- Идём на кухню! - решительно сказал Барлов старший, - и выпроводи поскорей свою пассию. У меня срочное дело.
Глаза юноши округлились от ужаса и обиды одновременно, - он прижал палец к губам.
- Какого чёрта! - взревел Анатолий Борисович, - что за дурацкие знаки ты мне делаешь?!
Барлов Старший отстранил племянника и развернулся в направлении кухни.
Дойти до неё он не успел. Дверь спальни распахнулась и то, что он увидел, заставило его выпучить глаза и раскрыть рот. Больше всего Барлов походил теперь на окуня вышвырнутого взбесившейся волной за хвост из своей родной стихии. Ему даже показалось, что уши его судорожно задёргались, как жабры несчастной рыбы.
Не в силах отправиться от увиденного, Барлов старший раскрыл рот пошире, глотнул воздух и хотел попросить воды.
Но Роза опередила его, - ах, это ты, мой маленький проказник! Ты соскучился по своей Розочке?
Барлов попятился назад.
- Сейчас Розочка тебя утешит, - она неумолимо приближалась, как торнадо несущий погибель, - ну, что ты, баловник, все слова растерял по дороге? Высыпал розовые леденечки из своей пухлой ладошки?! - насмешливо спросила она, - ну, иди к своей Розочке, иди!..
Барлов старший медленно пятился к двери. Он был изумлён до крайности. Мало того, что он никак не ожидал сегодня застать Розу в постели племянника, так она ещё несла такой бред, от которого у него пылали уши, как у нашкодившего первоклассника.
Видит бог, он никогда не давал Розе повода разговаривать с ним подобным образом, да, что повода, даже намёка с его стороны никогда не было.
- Будь паинькой, - обратилась Роза к онемевшему юноше, - принеси дяде табуреточку. Видишь, у него ручки трясутся, ножки подгибаются.
- Мышоночек ты мой длиннохвостенький, - сказала Роза и покровительственно потрепала взмокшего Барлова старшего по щеке.
Барлов тем временем, продолжал, не оборачиваясь пятиться к двери.
Ему казалось, что расстояние между свободой и его спиной составляет ни одну тысячу километров.
- Роза, - прошептал он, наконец, слабо подчиняющимся ему языком, - я рад тебя видеть. Прости, я не знал...
- Не знал, пушистый ты мой, - она взяла его за галстук и потянула.
- Роза! Я не хотел мешать! Роза... - Барлов краснел и бледнел попеременно. Обливался потом и был близок к тому, чтобы упасть в обморок.
Роза, стоящая перед ним с распущенными чёрными волосами, закрученными в тугие блестящие локоны, которые текли, как ручьи полуночи, разбрызгивая ослепительные отсветы отражённых звёзд.
Она стояла перед ним точно могучая и великая Деметра, полная сил и желания - неотразимая в своём насмешливом гневе.
Но ведь он, Барлов старший, вовсе не был мрачным Аидом, готовящим похищение прекрасной Персефоны, нет, он всего лишь дядя, пришедший поговорить со своим племянником.
Как объяснить ей всё это?..
От Розы исходил опьяняющий пряный аромат сладкий и тягучий.
Барлов догадывался, что это запах дорогих французских духов, но ему от этого не было легче.
Запах Розы гипнотизировал его.
Зубы Розы, обнажённые в улыбке, ослепляли его, а яркие чёрные глаза прожигали насквозь.
Длинные красные ногти на холеных руках казались ногтями свирепого хищника, готового к скорой расправе.
На груди же Розы вообще было нечто невообразимое, точно кто-то взял волну прозрачного полуденного воздуха и набросил его на мощный бюст Розы, а сверху этого великолепного безобразия сумасбродный ветер насыпал яблоневые лепестки нежно-розовые, белые, трогательно-голубые. Они трепетали на вздымающейся груди Розы и грозили каждое мгновенье упасть с этой неимоверной кручи, чтобы разлететься на все четыре стороны.
Анатолий Борисович понимал, что это глупо и опасно, но ничего не мог поделать с собой - его заворожённый взгляд как прикованный, застыл на груди Розы.
Она захохотала так громко и беззастенчиво, что Барлов увидел, как десяток другой, проснувшихся громов выехали из-за туч на своих быстрых молниях и застучали крепкими кулачками по донышкам разноцветных барабанов.
И тут случилось то, что и должно было случиться - прозрачный розин пеньюар не выдержал вулканических сотрясений её зашедшегося в хохоте тела и распахнулся!
Барлов ослеп! Очумел! Издал душераздирающий вопль и как ошпаренный с головы до ног, выбил дверь своим телом и выскочил из подъезда, не заметив, как пролетел несколько пролётов крутой лестницы.
- Ну, вот, какой у тебя догадливый дядюшка, - проворковала Роза, - просто душка, - и сладко улыбнулась Игорю.
Растерянный юноша переступил с ноги на ногу, закрыл дверь и посмотрел на Розу, - может, у него что-то случилось? - пробормотал он смущённо.
- Ну, что ты, лапушка, твой дядя в полном порядке, - Роза облизнулась.
- Я бы так не сказал.
- Забудь о нём, мой воробышек. Принеси-ка лучше своей Розочке в клювике птичье молочко, - капризно протянула она, лаская его обжигающим взглядом. - Или ты раздумал?
- Нет, конечно, нет, - поспешил проговорить Игорь, - Роза! - он протянул к ней руки, обнял её и прильнул к полным сочным губам.
Огонь вожделения мгновенно опалил Розу. С каждым мигом он становился сильней и нестерпимей.
Не в силах более сдерживать желание, Роза подхватила своего воробышка, перекинула через плечо и дойдя до кровати, опустила желанную ношу на постель.
Шёлковый поток смоляных локонов залил лицо Игоря, разлился по плечам и груди.
Юноша радостно погрузился в тёмную сказочную ночь.
- Роза, - прошептали его губы.
- Что?..
- Ты любишь меня?
Она весело рассмеялась. Податливое мускулистое тело молодого мужчины доставляло ей огромное удовольствие. С каждым разом её любовник становился всё более опытным и умудрялся невероятным образом сочетать в себе сладострастие, искренность и нежность. Именно это сочетание привязывало к нему непостоянную в своих любовных увлечениях Розу.
***
Пурпурные лучи заката падали Барлову на лицо. Чувствовалась свежесть недавно прошедшего ливня.
Анатолий Борисович жадно вдыхал прохладный вечерний воздух.
- А! - воскликнул он от неожиданности, когда кто-то дотронулся до его плеча и скользнул по рукаву.
Но, оглянувшись, он увидел, что этот кто-то всего-навсего лист тополя, упавший с дерева к которому он прислонился.
Барлов и сам не понимал, зачем он отправился к племяннику, о чём хотел расспросить, что такого он мог узнать у него.
- Какая нелепость, - прошептал он, - просто нелепость. И что это на меня нашло? - спросил он самого себя.
... После ухода Мирославы на него, действительно, что-то нашло...
Вернее, накатило. Огромная волна паники окатила Барлова с головы до ног. И беспокоился он, как ни странно, ни за себя, а за Элен.
Барлов не знал, что ему делать с этим мучительным беспокойством. Ведь он хотел, как лучше!..
А теперь выходит, что он подставил Элен. Вдруг она действительно потеряла контроль над собой и убила Ирину?..
Получается, что во всём виноват он. Конечно, у него тоже могут быть неприятности. Он был в номере убитой Томашевской и если милиция захочет, то вычислит и докажет его пребывание на месте преступления. И всё-таки, это пустяки по сравнению с тем, что будет с Элен, если... О, нет! Ему непереносимо больно было даже думать об этом. Разговор с частным детективом натянул его нервы до предела.
Какого чёрта он затеял эту авантюру. Если Элен не может жить без своего глупого поэта, то пусть уж лучше с ним, чем так...
Барлов ещё долго стоял под деревом возле подъезда племянника, погружённый в собственные раздумья и тишину.
Совесть терзала его, как орёл печень Прометея. И он никак не мог решить, что же ему делать.
На небе уже проступили звёзды, и луна, раздвинув лёгкие облака, выплыла, как примадонна на большую сцену. Вместо бурных оваций был шелест листьев - дружный и долгий. Тополя и клёны не жалели своих позолоченных ладоней.
Они радовались искренне, как умеет радоваться природа. Ей не нужно вписываться в рамки приличий, поджиматься в прокрустовом ложе закостеневших догм и соблюдать свод писанных и неписанных правил людского общества.
И этот шелест листвы, и улыбка луны, и дрожание звёзд, как ни странно, успокаивали Барлова, вселяли в него уверенность, что частный детектив Мирослава Волгина всё расставит на свои места. Она не станет подставлять под удар его Барлова. И сделает всё, чтобы помочь Элен.
Волгина явно не относилась к тем, кто любит лишний раз наградить ближнего своего щедрым тумаком ради спортивного интереса или подставить подножку и понаблюдать со стороны за чьим бы то ни было падением.
Барлов поднял голову и посмотрел на окна племянника.
В них мерцал приглушённый розовый свет. Барлов неплохо представлял, что именно происходит там...
Для него было неожиданным открытием то, что Роза способна на продолжительные отношения.
И всё же, в глубине души Барлов жалел племянника. У него не было сомнений в том, что роскошная красавица выжмет из него все соки, напитает ими свою неукротимую страстность и оставит бедного мальчика ни с чем...
Нет, денег, она ему, конечно, даст предостаточно, но душу вынет.
- Надо бы остеречь Игоря, - подумал Барлов. И тут в его голове пронеслась мысль, - пожалуй, уже слишком поздно.
И опять виноват он. Родной дядя втянул в авантюру единственного племянника. Он почему-то был уверен, что всё закончится для Игоря безболезненно - одним единственным свиданием с Розой. А вышло всё не так.
И здесь он не предусмотрел.
Барлов сокрушённо вздохнул и отправился домой. Его "Вольво" терпеливо дожидался хозяина у обочины дороги.
Ночь, сентябрьская ночь бродила по городу, заглядывала в окна домов, вдыхала аромат поздних цветов и водила тонкой кисточкой с золотой пыльцой по ажурной листве задремавших деревьев...
ГЛАВА 9

Мирослава, прилетев в Красов, решила не утруждать себя звонком, а сразу же поехать в офис Барлова.
Получив известие по телефону, что с ним хочет поговорить частный детектив, Барлов вряд ли обрадуется. Так, что... пусть будет сюрприз.
Перед зданием, в котором находился офис Барлова, был сквер. В сквере фонтаны и большое озеро в пологих берегах.
В самом сердце промышленного города в сквере плавали утки, ревностно следя за своим подросшим за лето выводком.
- Интересно, - подумала Мирослава, любуясь птицами, - улетят они в тёплые края или останутся зимовать в Красове, надеясь на людское тепло.
Возле бордюров рос махровый портулак больше похожий на махровую розу...
Мирослава вошла в здание. Поднялась на третий этаж.
-Так, Судя по табличке, это офис господина А.Б. Барлова, - Мирослава толкнула дверь.
За секретарским столом сидела строгая дама лет пятидесяти в английском костюме синего цвета. Её юбка надёжно скрывала колени от посторонних взглядов.
- Классика, - про себя улыбнулась Мирослава.
Дама подняла голову с тщательно уложенной причёской из пепельных волос. При этом ни один волосок не шелохнулся.
Она вперила в Мирославу свои тёмно-серые, почти чёрные глаза.
- Что вам угодно? - спросила секретарь Барлова медовым голосом, где под тонким слоем сладости явно проглядывали пчелиные жала...
- Мне хотелось бы поговорить с господином Барловым, - сказала Мирослава.
- Вам назначено? - спросила дама, - её голос по-прежнему был сладок.
- Увы, - улыбнулась Мирослава.
- Господин Барлов занят, - сказала секретарь и любезность исчезла из её голоса.
- Надо же, как быстро засахарился мёд, - усмехнулась про себя Волгина, а вслух произнесла, - эта встреча очень важна.
- Для вас? - холодно поинтересовалась дама.
- Для господина Барлова, - усмехнулась детектив и села, не дожидаясь приглашения, на удобный стул. Положила ногу на ногу и посмотрела с милой улыбкой на поражённо - раздражённую её бесцеремонностью даму.
- Ваше имя? - спросила секретарь, так и не придя в себя.
- Мирослава Игоревна Волгина.
- Подождите здесь, - грудь дамы высоко вздымалась Она встала из-за своего стола и исчезла за массивной дверью.
- Интересно, - подумала Мирослава, - что может сказать Барлову моё имя?
Дверь распахнулась.
- Анатолий Борисович может уделить вам десять минут, - сказала возвратившаяся из глубины барловского кабинета, секретарь.
- Благодарю, - весело кивнула Мирослава и вошла в кабинет.
Барлов - высокий, широкоплечий, кареглазый, с лёгкой сединой в густых каштановых волосах, поднялся ей навстречу.
- Мирослава, если не ошибаюсь?
- Не ошибаетесь.
- Так о чём вы хотели со мной поговорить? - Присаживайтесь, - широкий взмах руки.
Мирослава села в кресло за стол напротив Барлова.
Она подумала о том, что Барлов сильно смахивает на бурого медведя. Движенья, походка ... и даже голос.
Бурые медведи непредсказуемы, а значит, опасны.
- Я частный детектив, - сказала Мирослава.
- Интересно, - безразлично произнёс Барлов.
- Я хочу поговорить с вами об Ирине Томашевской.
- О ком, о ком? - переспросил он, - в первый раз слышу это имя.
- Ну, что ж... Тогда вы знаете Дени. Дениса Ферсонова.
- Да, - кивнул Барлов, - это один из друзей моего племянника. И что вы хотите о нём знать? - круглая голова Барлова повернулась в сторону Мирославы вместе с могучей шеей.
- Да, вообще-то, ничего, - бросила она небрежно.
- Тогда зачем вы пришли? - резко спросил Барлов.
- От скуки, - едва не сорвалось с губ Мирославы, но она, естественно, удержалась от колкости, и мило улыбнувшись, спросила, - вы хорошо знакомы с Элен?
- С кем? С кем?- переспросил он.
- С Элен Максимовой, - улыбка продолжала сиять на губах Волгиной.
- Да, знаком, - кивнул Барлов и уставился на губы детектива.
- Как давно? - спросила Мирослава.
- Что как давно? - не понял Барлов.
- Как давно вы знакомы с Элен Максимовой?
- Года два, - повёл он своими неохватными плечами.
- И как часто вы виделись?
- Скорее, редко, - Барлов отвернулся.
- К сожалению? - спросила Мирослава.
- Что значит, к сожалению? - он повернулся и бросил на неё резкий взгляд.
- К вашему сожалению, - уточнила Мирослава, - вы виделись с Элен редко?
- Что вы там несёте?! - Барлов качнул тяжёлым подбородком.
- Я просто спрашиваю вас, Анатолий Борисович, не хотели бы вы видеть Элен Максимову чаще? - спокойно сказала Мирослава.
Барлов расхохотался. У Мирославы создалось такое впечатление, что стены кабинета заходили ходуном.
Резко оборвав смех, Барлов сказал, - вы слишком самонадеянны! Не находите?!
- Ни чуть. Вы ведь давно разведены, Анатолий Борисович.
- И что с того?!
- Ничего. Разве только, что вы увлеклись Элен.
- Ха-ха! - бросил он.
- И не просто увлеклись, вы задумали жениться на ней.
Барлов снова рассмеялся своим громовым смехом.
Мирослава продолжила, - вы возжелали жениться на Элен, но она отвергла ваши ухаживания.
Барлов буквально буравил Мирославу взглядом своих круглых тёмных глаз.
- Однако, вы не тот человек, Анатолий Борисович, чтобы отступиться от намеченной цели.
- Замечательно! - зло воскликнул Барлов, - вам бы книжки сочинять! - на этот раз его смех был похож на шелест ржавого железа.
- Ну, что вы, Анатолий Борисович, жизнь занимательнее любой книги.
Барлов промолчал.
- И так, - продолжила Мирослава, - вы поставили цель и разработали план по её достижению.
- Да, вы, никак ещё и провидица, - хмыкнул Барлов, - ну-ну, валяйте, рассказывайте, что у меня был за план?
Он вальяжно развалился в кресле и с нескрываемой насмешкой воззрился на Мирославу.
- Расскажите мне о Розе, - неожиданно попросила Мирослава.
- Что?! - обалдело спросил Барлов, и от изумления подскочил в своём широченном кресле.
- О Розе Вассерман, - миролюбиво повторила Мирослава.
- Это ещё зачем? - подозрительно спросил Барлов.
- Для общего развития, - улыбнулась Мирослава.
- Ну, уж нет! - вскипел Барлов, - а впрочем... Хотите послушать о Розе? - на его лице появилась наигранно-мечтательная улыбка.
- О Розе, - повторил он с чувством, и его улыбка стала ещё шире, - ну, что ж, должен вам сказать, что Роза Вассерман - женщина ослепительной красоты. Брюнетка с пышными волосами, весом килограммов на сто двадцать. Сорока пяти лет от роду. Роза вся, как небо в алмазах! - продолжал восхищаться Барлов.
- То есть? - уточнила Мирослава последнее высказывание.
- Ну, это просто, - снисходительно улыбнулся Барлов, - глаза у Розы, как чёрные алмазы, зубы, как белые алмазы, а всё остальное, я имею в виду волосы Розы, шею, грудь, руки - всё усыпано бриллиантами чистейшей воды.
- И всё это она носит на себе?! - искренне изумилась Мирослава.
- Ещё как носит, - широко улыбнулся Барлов, - я уже вам говорил, что Роза ослепительная женщина. Второй такой вы не встретите. В слово "красавица" Роза просто не влезает. Она нечто большее, чем какая-то там заурядная красавица. Вы понимаете, о чём я говорю? - насмешливо спросил Барлов.
- Вполне, - кивнула Мирослава, - тогда почему не Роза?
- Что, почему не Роза?..
- Вы восхищаетесь Розой, и... влюбляетесь в Элен...
- Ну, знаете ли, - проговорил Барлов, - и вдруг нашёлся, - Розу не интересуют мужчины старше тридцати.
- Неужели? - улыбнулась Мирослава, - и всё-таки, дело не в этом...
- В чём же?! - огрызнулся Барлов.
- В банальном - "сердцу не прикажешь".
Он хотел возразить, но она не дала ему этой возможности, - перейдём к вашему плану.
Барлов махнул рукой.
- Вы пригласили Элен и для отвода глаз Розу после завершения дел, в ресторан.
Барлов хмыкнул и пожал плечами.
- Вы, Анатолий Борисович, - продолжила Волгина, - заранее договорились с вашим племянником и его друзьями о том, что они поужинают и потанцуют с дамами. За ваш, разумеется, счёт.
- И они по вашему согласились помогать мне в осуществлении преступного заговора?! - захохотал Барлов.
- Нет, конечно. Ведь вы не так глупы, чтобы посвящать их в суть дела. Нет, вы просто пригласили молодых людей составить вам компанию и всё... на этом отведённая им роль завершалась.
- Кушать подано, - как говорят в старинных водевилях, - насмешливо бросил Барлов.
- Вот именно, - охотно согласилась Мирослава, - вы заранее знали от своего племянника, что некая Ирина - особа навязчивая и престранная не даёт прохода его другу Денису Персонову. Для вас не составило особого труда узнать её адрес и номер телефона.
Кресло угрожающе заскрипело под Барловым.
- Пока дамы танцевали, - продолжала Мирослава, - вы ненадолго отлучились...
- Отлучился? - недовольно хмыкнул Барлов, - и куда же?
-Ну, не знаю... Допустим, в туалет, - предположила Мирослава.
Кресло под Барловым затряслось.
- Оттуда, как ни в чём не бывало, - продолжала Мирослава, - вы позвонили Ирине и сообщили о том, что её возлюбленный развлекается в обществе прекрасной дамы и назвали ресторан.
- И что?! - со злой иронией поинтересовался Барлов.
- Ничего, Анатолий Борисович. Вы положили трубку. Сделав своё дело, вы спокойно вернулись в зал. А Ирина тем временем взяла такси и примчалась к выходу, чтобы выследить Дениса.
- Занимательно, занимательно, - пробормотал Барлов.
- Пока Элен танцевала, вы подсыпали в её бокал какое-то снотворное.
- Но она же не уснула!
- По-видимому, это не входило в ваши планы, и вы дали ей дозу, от которой она не свалилась тотчас, но выглядела вконец опьяневшей.
- У вас есть доказательства? - побагровел Барлов.
- Иначе бы её не развезло так от шампанского, - заметила Мирослава.
- Это не доказательство! - закричал Барлов.
- Согласна, - кивнула Мирослава. - А потом вы намекнули Денису, что негоже бросать даму в таком состоянии на произвол судьбы.
- Что за чушь! - воскликнул Барлов и шарахнул кулаком по мощной столешнице дубового стола, - я сам бы мог о ней позаботиться!!!
- Могли. Но в данном случае, это опять-таки не входило в ваши планы.
- Чушь! И ещё раз чушь! Я не позволю!
- Наивный Денис решил, что и впрямь, нельзя бросать женщину. Если она почти не держится на ногах. К тому же... - Мирослава сделала паузу.
- Что к тому же? - не выдержал Барлов.
- К тому же Элен запала ему в сердце.
- Бред!
- Естественно, вы этого не предвидели...
- О, матерь божья! - воскликнул Барлов. - Дай мне терпенья! - и воздел руки к потолку.
Мирослава усмехнулась, - напрасно вы, Анатолий Борисович, надеетесь, что лик Марии проступит на вашем подвесном потолке.
- Чёрт подери! - взревел Барлов.
- Спокойно, - сказала Мирослава, - разве вы не слышали, что все болезни от нервов?
- Что?! - опешил он и закатил глаза.
- Сядьте, Анатолий Борисович. Ведь мы просто разговариваем. Беседуем, так сказать - тет-а-тет. Не более того.
- Не более того, - повторил Барлов, как заворожённый и уставился на Мирославу.
- Вот и хорошо, - сказала Мирослава, - вы ведь не могли предположить, что Денис влюбится в Элен.
- Не мог, - вяло согласился Барлов против своей воли.
- Но зато вы знали, что Роза не пропускала ни одну молодую особь мужского пола.
Барлов кивнул, как китайский болванчик.
- Как вы и предполагали, - продолжала Мирослава, - Роза просто набросилась на одного из молодых людей и не выпускала его из своих цепких и могучих объятий до утра.
Барлов шумно вздохнул.
- Ведь они ушли раньше Элен и Дениса? - спросила Мирослава.
Ответа она не получила, впрочем, и не надеялась получить.
- Роза уволокла свою аппетитную добычу и до утра они были в гостинице, - сказала Волгина, - а потом, насытившись, Роза выразила свою благодарность в денежном эквиваленте, покинула милого друга и улетела домой к мужу и детям. Она никогда не опасалась быть уличённой в измене, так как её супруг смотрел на связи жены на стороне сквозь пальцы. Ему, прежде всего, были важны деньги, которые зарабатывает Роза и их дети. Другое дело муж Элен!
- Всё-то вы знаете, - вышел из заторможенного состояния Барлов.
- Работа такая, - ответила Мирослава.
- Ну-ну, усмехнулся Барлов.
Итак, Розу вы шантажировать не собирались...
- Я вообще никого не собирался шантажировать!!! - взревел Барлов.
- Совершенно верно, - согласилась Мирослава, - вы просто намеревались развести Элен с мужем и сделать это руками Ирины. Вы, Анатолий Борисович, решили, что эта дурочка станет послушным орудием в ваших руках. Именно с помощью Томашевской вы собирались осуществить свои далеко идущие планы. Но Ирина оказалась не так глупа, как вы предполагали.
- Да? - глаза Барлова плавились от ярости, а рот расплылся в улыбке.
- Да, - спокойно сказала Мирослава.
- И из-за этого я её придушил?! - издевательски спросил Барлов, хотя ему было не до смеха.
- Что?! - быстро спросила Волгина.
- Ничего, - огрызнулся Барлов.
- Откуда вы знаете, что Томашевская убита? - глаза Мирославы встретились с глазами Барлова.
- Оттуда! - закричал он, - иначе вы не заявились бы сюда и не стали вести себя так, словно этот кабинет принадлежит вам, а не мне!
- Возможно.
- Возможно, возможно, - передразнил он, - какого чёрта вы ещё хотите от меня?!
- Я хочу установить истину.
- Истину?! - захохотал Барлов, - кому она нужна ваша истина?!
- Истина всегда кому-то нужна. Но не будем отвлекаться, - сказала Мирослава, - на следующий день вы пришли к Томашевской и сообщили адрес Элен. Ирина была на взводе.
- Да, в весьма растрёпанных чувствах, - усмехнулся Барлов, - бедная девушка. У неё хватило умишка, чтобы не наброситься на Элен сразу же в гостинице. Она лелеяла мечту отомстить сопернице более изощрённым способом и при этом не оттолкнуть от себя своего бесценного Дени.
И вдруг Барлов сорвался на крик, - дура набитая!!!
- Вы сделали вид, что сочувствуете ей, - оборвала его крик Мирослава, - принялись утешать. А потом посоветовали проучить Максимову, убедив Томашевскую, что именно Элен во всём виновата, но никак не Дени. Он всего лишь жертва коварной сладострастницы.
- Ха-ха! - бросил Барлов.
- Ирину в этом убедить было не трудно. Она согласилась отомстить Элен, а заодно и подзаработать.
- Идиотка, - пробормотал Барлов.
- Томашевская совсем не собиралась следовать вашим советам. У неё и в мыслях не было - информировать ревнивого мужа Элен об измене его жены. Ирина вовсе не была глупа. Вы ошиблись, Анатолий Борисович.
- Ещё как! - зло процедил он сквозь зубы.
- Ей была ни чему разведённая Элен. Томашевская решила просто шантажировать Максимову, вытянуть из неё приличную сумму денег и этим ограничиться. Свободная соперница ей была ни к чему.
Глаза Барлова и без того тёмные, потемнели ещё больше.
И так, Анатолий Борисович, ваши планы не совпали с намерениями Ирины.
- Кретинка! - заорал Барлов, - идиотка безмозглая!
- Не думаю, заметила Мирослава.
- Ах, вы не думаете?! - ехидно спросил Барлов.
Мирослава посмотрела ему в глаза и тихо продолжила, - Ирина уехала из города и направилась на Агатовый берег. Остановилась в гостинице "Бриг". Вы каким-то образом узнали об этом и поехали следом за ней.
- Я не убивал её! - в отчаянье выкрикнул Барлов.
- Вы уверены?..
- Я всего лишь хотел вправить ей мозги, - сказал Барлов с тяжёлым вздохом.
- И не рассчитали силу удара?
- О каком ударе вообще идёт речь?! - Барлов вскочил и заметался по кабинету.
Мирослава не сводила с него внимательных глаз.
- Бред! И ещё раз бред! - Барлов остановился перед детективом, широко расставив ноги. И, вдруг поник и выдохнул через силу, - она уже была мертва.
- Так вы заходили к ней в номер? - спросила Мирослава, не меняя позы.
- Заходил, заходил, - Барлов вновь заметался по кабинету, - ваша взяла!
Мирослава сидела молча.
- Я хотел всего лишь убедить её, - проговорил Барлов, - и потребовать соблюдать наше соглашение. Ведь она взяла у меня деньги. Большие деньги, - признался он, - и обещала следовать моим инструкциям.
Мирослава не перебивала, и Барлов продолжил, - сначала всё шло по плану, а потом эта взбалмошная девица выкинула фортель и укатила к морю, на мои, между прочим, деньги. Естественно, я разъярился, - он бросил быстрый взгляд в сторону Мирославы, - и хотел всего лишь призвать её к порядку. И ничего больше!
Волгина молчала, задумчиво глядя на мятущуюся фигуру Барлова.
Наконец он остановился и посмотрел ей прямо в глаза.
- Мои дела плохи? - спросил Барлов.
- Вы только сейчас это поняли? - произнесла Мирослава.
- Не иронизируйте!
- Постараюсь.
- Я не знал, что Ирина остановилась именно в "Бриге". Я только знал, что она улетела на юг к морю, - Барлов вздохнул, - я сглупил.
Волгина не произнесла ни слова.
- Ведь я не мог предположить, что её кто-то прихлопнет, и я вляпаюсь в это дело, - он перевёл дыхание, - приехав на Агатовый берег, я обошёл несколько гостинец, справляясь, не остановилась ли у них Ирина Томашевская, пока, наконец, не отыскал её в "Бриге".
- Вы просто интересовались и вам из простой учтивости отвечали? - усмехнулась Мирослава.
- Нет, конечно, нет, - он бросил на Волгину уничтожающий взгляд, - я представлялся заботливым папашей, разыскивающим свою ветреную дочь.
- Вот, уж не подозревала, что служащие гостиниц так доверчивы и сентиментальны. Никогда не замечала, что их благородные сердца переполнены сочувствием к семейным проблемам постояльцев...
- Довольно!- рявкнул Барлов. - Деньги развязывают любой язык и трогают любое сердце.
- Это ближе к истине в данном конкретном случае.
Барлов невесело усмехнулся и, посмотрев, в преспокойные глаза Мирославы, процедил, - я искал Ирину и нашёл её.
- На свою голову, - добавила Мирослава.
- Да! И что же мне теперь делать? - спросил он, сникнув, - ведь я не убивал её!
Мирослава пожала плечами, - идти в милицию.
- Вы что издеваетесь?!
- Ничуть.
- Ни-ког-да! - проговорил он по слогам.
- Как хотите. Всё равно, рано или поздно, они вас вычислят.
- Эти олухи? - усмехнулся Барлов, - я стёр отпечатки в гостинице. Я был предусмотрителен, хотя меня чуть инфаркт не хватил со страху, - он посмотрел на Мирославу, - у меня теперь одна проблема...
- Какая?
- Вы!
- Ошибаетесь, - улыбнулась Мирослава, - вы же сами, Анатолий Борисович, сказали, что настойчиво расспрашивали о Томашевской служащих всех гостиниц...
- Вы думаете?.. - запнулся он.
- Уверена. Вы заплатили деньги за информацию об Ирине, а не за молчание. И если милиция будет расспрашивать их о том, кто интересовался Томашевской, они, вне всякого сомнения, сообщат о вас.
- Что же мне делать? - проговорил в отчаянии Барлов, - я же не могу бежать, скрываться! У меня здесь дело!
- Думаю, что лучше всего вам позвонить в приморский город и сообщить, что вы такого-то числа обнаружили девушку, предположили, что она мертва, испугались и скрылись с места преступления, а теперь раскаиваетесь... В крайнем случае, - нехотя добавила Мирослава, если хотите, можете не называть себя.
- Но они вычислят номер моего телефона! - прогремел Барлов.
- Вы что дитя?! Я же не призываю вас звонить с мобильного или из офиса. Выйдите на улицу. И с любого конца города, с любого таксофона.
- Но они всё равно найдут меня, если, как вы утверждаете, портье даст моё описание.
- Скорее всего, да. Им известно, из какого города прибыла Томашевская. Проверят журналы гостиниц и выявят всех, кто прибыл из этого же города. Вы ведь зарегистрировались под своим именем? - спросила Мирослава.
- Да! - воскликнул Барлов, - кто ж знал, что её прикончат.
- Ну, что ж, - Мирослава встала, - спасибо за информацию.
- Постойте! - Барлов бросился ей во след, - я хочу вас нанять.
- Вам нужен не детектив, а адвокат.
- Вы так думаете?!
- Уверена! - Мирослава направилась к выходу.
- Да, погодите же! - в голосе Барлова прозвучали нетерпение и безнадёжность одновременно, - не думаете же, вы, что Ирину убила Элен? - проговорил он так тихо и так печально, что Мирослава невольно остановилась.
- Она бы никогда не сделала этого, поверьте мне! - выдохнул Барлов так страстно, что Мирослава впервые подумала о том, что чувства Барлова к Элен, пожалуй, нечто большее, чем прихоть самовлюблённого бизнесмена, возомнившего себя суперменом.
Нечто большее...
- Анатолий Борисович! Вы случайно не помните, во сколько вы зашли в номер Ирины и во сколько покинули его? - спросила Мирослава.
- Во сколько покинул, не помню. Было не до того. А когда поднялся на лифте, и подошёл к номеру Томашевской, было ровно девять.
- Вы посмотрели на часы? - быстро спросила Мирослава.
- Нет. Где-то на этаже работало радио и как раз передавали сигналы точного времени.
- А что потом?
- Потом стали передавать новости, и я вошёл в номер Ирины...
- Если вы говорите правду, то позвоните в милицию теперь и отделаетесь лёгким испугом, - сказала Мирослава.
- Это ещё почему? - изумился Барлов.
- Потому что мы с вами разминулись буквально в нескольких минутах. Ровно в девять я набирала из таксофона 0,2.
- И... и что? - запинаясь, спросил Барлов.
- Следовательно, вы пришли в номер Томашевской после меня.
- Значит, я не убивал её?! - радостно воскликнул Барлов.
- Ну, уж вам это должно быть лучше известно, - усмехнулась она.
- Нет, вы не поняли! - воскликнул он, - теперь это известно и вам. Вы моё алиби.
- Условно известно, - заметила Мирослава.
- Что значит условно? - насторожился он.
- Если вы говорите правду, то...
- Я говорю правду!- перебил он.
- В таком случае, вам тем более стоит сообщить тамошним милиционерам всё, что вам известно. Разве вы не хотите помочь найти убийцу Томашевской?
- Мне безразлично, - сказал Барлов, - найдут её убийцу или нет, - а уж помогать нашей доблестной милиции, - он презрительно скривился, - я не хочу однозначно.
- Это почему же? - невинно поинтересовалась Мирослава.
- Да, вы хоть представляете, кто там сейчас работает?! - набросился он на Мирославу.
- Вполне, - ответила она.
- Вот-вот, либо отпетые негодяи, либо недоумки, - маска брезгливости сделала лицо Барлова похожим на изношенную портянку.
- Вы ошибаетесь! - резко сказала Мирослава, - дьявол получает удовольствие повсюду. И души, которые делают всё, чтобы попасть в его объятия, есть не только среди милиционеров, но и в любой другой среде.
- Среди работников ЖЭКа? - с издевательской ухмылкой спросил Барлов.
- Вот именно, - игнорируя его сарказм, - сказала Мирослава, - и среди работников ЖЭКа, и среди водителей автобусов, и среди врачей, продавцов, сталеваров... Повсюду. Милиция всего лишь срез нашего общества. И, увы, ей присущи те же болезни, которыми больно общество в целом. Это не только вина милиции, но и её беда. А, впрочем, и наша с вами.
- Меня это не касается! - заявил Барлов.
- Как сказать. Когда что-то случается, большинство граждан бегут именно в милицию. Так, что не нужно плевать в колодец, не дай бог, придётся из него напиться.
- Вам бы не в сыщики пойти, а в проповедники, - ехидно заметил Барлов, - не тянет?
- Нет, не тянет, - не реагируя на его ухмылки, - ответила Мирослава, - мне нравится моя работа. Прощайте, Барлов, - Мирослава, не оборачиваясь, вышла из кабинета.
Секретарь, всё так же, сидевшая в приёмной, оторвалась от своих дел и проводила Мирославу ледяным взглядом








Продолжение следует
Начало:
  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 8



    Наталия Антонова


    Обсудить на форуме >>
    Оставить отзыв (Комментариев: 0)
    Дата публикации: 02.02.2006 18:02:45


    [Другие статьи раздела " Антонова Наталия"]    [Свежий номер]    [Архив]    [Форум]

  •   ПОИСК В ЖУРНАЛЕ



      ХИТРЫЙ ЛИС
    Ведущий проекта - Хитрый Лис
    Пожалуйста, пишите по всем вопросам редактору журнала fox@ivlim.ru

      НАША РАССЫЛКА

    Анонсы FoxЖурнала



      НАШ ОПРОС
    Кто из авторов FOX-журнала Вам больше нравятся? (20.11.2004)














































































































    Голосов: 4558
    Архив вопросов

    IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
    РЕКЛАМА


     
    Рейтинг@Mail.ruliveinternet.ru
    Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100
    © 2003-2004 FoxЖурнал: Глянцевый журнал Хитрого Лиса на IvLIM.Ru.
    Перепечатка материалов разрешена только с непосредственной ссылкой на FoxЖурнал
    Присылайте Ваши материалы главному редактору - fox@ivlim.ru
    По общим и административным вопросам обращайтесь ivlim@ivlim.ru
    Вопросы создания и продвижения сайтов - design@ivlim.ru
    Реклама на сайте - advert@ivlim.ru
    :