Ивлим.Ру - информация и развлечения
IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
  FOXЖУРНАЛ
Свежий журнал
Форум журнала
Все рубрики:
Антонова Наталия
Редактор сообщает
Архив анонсов
История очевидцев
Ищешь фильм?
Леонид Багмут: история и литература
Русский вклад
Мы и наши сказки
Леонид Багмут: этика Старого Времени
Виктор Сорокин
Знания массового поражения
Балтин Александр
ТюнингКлуб
Жизнь и её сохранение
Леонид Татарин
Юрий Тубольцев
Домашний очаг
Наука и Техника
Леонид Багмут: стихотворения
Библиотека
Новости
Инфразвук и излучения
Ландшафтный дизайн
Линки
Интернет
Костадинова Елена
Лазарев Никита
Славянский ведизм
Факты
Россия без наркотиков
Музыкальные хроники
ПростоБуряк
Анатолий Максимов
Вера
ПРАВовой ликбез
Архив
О журнале


  ВЕБ-СТУДИЯ
Разработка сайтов
Продвижение сайтов
Интернет-консалтинг

  IVLIM.RU
О проекте
Наши опросы
Обратная связь
Полезные ссылки
Сделать стартовой
В избранное!

  РЕКОМЕНДУЕМ
Doronchenko.Ru
Bugz Team


РАССЫЛКА АНОНСОВ ЖУРНАЛА ХИТРОГО ЛИСА













FoxЖурнал: Балтин Александр:

ВОЛШЕБНОЕ НАСЛЕДСТВО

  • ВОЛШЕБНОЕ НАСЛЕДСТВО
  • КАПСУЛЫ СЧАСТЬЯ
  • ПОДВОДНЫЙ МИР
  • БАЛЛАДА О ЗИМНЕЙ БАЛЛАДЕ
  • * * *
  • * * *
  • ТАЛЕРЫ
  • * * *
  • ЖЕМЧУЖНОСТЬ
  • ЯШМА
  • КАМНИ
  • ЖИВОПИСНОЕ
  • СЛОВО О СТРЕКОЗЕ
  • КОНЬ В ПАРЛАМЕНТЕ
  • НЕТЕРПИМОСТЬ
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • * * *
  • СКРИП КАЧЕЛЕЙ
  • ПО-РУССКИ
  • ПО МОТИВАМ БУЛГАКОВА
  • ФРАНЦИСК И ПТИЦЫ
  • АПТЕКАРЬ В ПОИСКАХ НИЧТО
  • ИМПЕРИЯ
  • ЗАПОНКА








  • ВОЛШЕБНОЕ НАСЛЕДСТВО
    Александр Балтин: Волшебное наследство



    -Кха-кха – откашлялся юрист –
    Седобород, благообразен.
    В его руках возникший лист
    Был совершенно несуразен.

    -Наследство! – Но откуда? Я
    Так одинок на белом свете!
    Дубовые панели эти
    В конторе – сладость бытия.

    -Но завещатель не хотел,
    Чтоб имени его узнали.
    Коробка белая, как мел.
    -Открыть вам дома завещали.

    Домой идущий человек
    В мозгу былое сортирует.
    И напевает – Лев-камбек,
    Литературой существует.

    И дома, кофе выпив, он
    Открыл коробочку. Там палка.
    Самшит красивый, не резон
    Выбрасывать, и просто жалко.

    А вдруг волшебная она?
    Взмахнул довольно осторожно,
    И загадал – пускай весна
    Заменит зиму – в ней тревожно.


    И вот – тюльпаны во дворе,
    А снега нету и в помине.
    Деревья – совершенство линий
    О майской золотой поре.

    И что – я ныне всемогущ?
    Какое страшное наследство.
    Что я хочу – вернуться в детство?
    Увидеть свет небесных кущ?

    Сидит и думает, её
    Сжимая – палочку волшебную.
    И я хочу ещё…ещё
    Мечту исполнить задушевную.

    Я всё могу, смеётся он,
    И вяло покидает сон.


  • В оглавление



    КАПСУЛЫ СЧАСТЬЯ
    Александр Балтин: Волшебное наследство




    Капсулы счастья бывают? Нет?
    Золотенькие такие пилюли.
    Где продаются? Но слышу в ответ –
    Вас надули!
    Не может быть! Я читал – было чёрным
    По белому означено – пилюли счастья.
    Ах, полно, сообщение было вздорным,
    Произвести такие пилюли в чьей же власти?

    Карлик доказывает великану,
    Что быть большим окаянно.
    Их минует аптекарь в поисках абсолютного ничто с картины Дали.
    Я достану, бормочет некто, пилюли и принимать их стану –
    Золотенькие такие, что совсем не странно.
    Нету пилюль – сделать их не смогли.


    Капсулы для монет
    Коллекционера обрадуют.
    Занимателен, нет ли сюжет –
    Когда вас обкрадывают?

    И всё же капсулы счастья
    Быть где-то должны.


    У птиц может есть сведения? Ибо они сопричастны
    Небесному веянью кристаллической глубины.

    …ибо птицы не знают вины.




  • В оглавление


    ПОДВОДНЫЙ МИР
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Начинка толщи вод –
    Кораллы, рыбы,
    Моллюски, их изгибы,
    Актиния цветёт.
    Сады, костры, огни –
    Всё выпукло и немо.
    А эти хризантемы –
    Что под водой они
    Забыли – тут?
    Сиреневые кольца
    С присосками растут.
    Охоты всякой польза
    Понятна, правда, спрут?
    Подводный мох. И риф
    Коралловый белеет,
    Приемля стайку рыб
    Бесстрастно – как умеет.
    Мир совершенный – ты ль
    Предстал на самом деле?
    Понятна еле-еле
    Сияющая быль,
    Что много краше грёз,
    Цветастей радуг.
    Растенья вроде пагод,
    Ежи, мерцанье звёзд.
    Зияющая щель,
    Края даны неровно.
    Нет под водой углов, но
    Всё плавно. Мель?
    Обман скалы? Она
    Мощней церковной догмы.
    А может, форма сна
    И нарушенье нормы
    Подводный тот
    Мир тишины цветастой?
    Нет, сам собой живёт,
    И, с космосом согласный,
    Едва ли он зовёт
    Участвовать в подобной,
    Весьма подробной
    Чудесной жизни нас –
    Достаточно опасных.
    Мерцает чей-то глаз
    Из дебрей нежно-красных.




  • В оглавление


    БАЛЛАДА О ЗИМНЕЙ БАЛЛАДЕ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Под властью метели – слепящей, летящей –
    Весь город – игрушечный, ненастоящий.
    Дома словно пряники. Или шкатулки.
    Под праздники много забот у Снегурки,

    И дел до зареза у Деда Мороза,
    Весь город – единая метаморфоза.
    Садами чудесными ныне заполнен.
    Плодами волшебными вдоволь накормлен.

    На снежные крошки гляди из окошка.
    Едва ли рассмотришь, где наша дорожка,
    Которой мы в школу когда-то ходили,
    И тайны смешные надёжно хранили.

    Как долго метель продолжается ныне!
    Как много чудесных и праздничных линий.
    Фонарь у окошка мерцает, робея.
    Метель это данность. Отнюдь не идея.

    Баллада пойдёт по холмам, по дорогам,
    Жаль, жизнь не улучшит в пространстве суровом.
    Стихи и природа! Вот две ипостаси
    Волшебного света! Хочу восвояси –


    В державу, где можно быть духом без тела!
    Хочу, чтоб баллада свободно летела –
    Летела над миром весёлой метелью,
    Не грезя при этом конкретною целью.

    Поскольку все люди – заложники цели.
    Весь город белеет - провалы, ущелья.
    Всё чёрное – кипенным, радостным стало,
    И счастья немало на свет, немало…


  • В оглавление



    * * *
    Перетряхнул малинник на окраине
    Лесной, себя медведем ощущая.
    И если сердце часто было ранено,
    То уврачует тишина лесная.

    В заначке у малинника две ягоды,
    Уже поблекшие, но радуешься им.
    А вот и папоротники как пагоды,
    И…что с того, что жизнь уйдёт, как дым?

    * * *
    Жизнь сжимается до стиранного белья –
    Это сохнет заёмная кожа твоя,
    Ну а сердце из множества нитей ту
    Выберет, что представляет витьём высоту
    Через золото драгоценнейшего луча.
    Но ведь плоть твоя горяча,
    И туго внутри толчками движется кровь.
    Но если небо воспринимать, как кров,
    Ты уходишь от массы червивых дней,
    Прокрученных в мясорубке скуки твоей…

  • В оглавление


    * * *
    Зелёно-чёрная вода,
    Стеклянной массой пруд примстится.
    От лета нету и следа,
    И всё окрестно золотится.

    А как же утки по стеклу
    Перемещаются – не знаешь?
    Воспоминанья, как золу
    Из трубки мозга выбиваешь.

    Батон крошить – какая сласть –
    И крошево кидаешь уткам.
    Парк имеет надо мною власть.
    И с нею я не склонен к шуткам.

    Претензий к сфере бытия –
    Поскольку сорок прожил – нету.
    Кормлю сегодня уток я,
    И осень слушаю, как флейту.

    Вот селезень, а вот за ним
    Сереет маленькая утка.
    И ива дальняя – как нимб.
    …и от сравненья станет жутко.


  • В оглавление


    ТАЛЕРЫ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Былого сгустки –
    Материальность дел,
    И отсвет крепких тел…
    (Бессмертные моллюски –
    Не ведают они,
    Что живы – нам сложнее.)
    И талер чьи-то дни
    (дни хуже, чем идеи –
    Дни утекут)
    Нам представляет ныне.
    Удар кинжала лют,
    Испортил сумму линий
    По городу удар…
    Кто бил, представь-ка, в гневе!
    Правитель явно стар.
    Понять былое мне ли,
    Тебе ль, мой дальний друг?
    Реальности не знаем
    Той, что вокруг:
    Живём, лишь краем
    Ума, поди,
    Её касаясь.
    А многие ль пути
    В душе рождают зависть?
    О, талеры времён
    Империй мощных!
    Я слышу шум знамён,
    Я вижу рослых
    Солдат…Нет! – сундуки
    Их с кошелями битву.
    А в приступе тоски
    Твержу опять молитву.
    Жизнь хрупкая весьма,
    Прочней идеи.
    Что талеру зима,
    Весна, музеи,
    В которых экспонат
    Представлен людям?
    Другими мы не будем.
    Кружок богат –
    Ассоциаций куст:
    Легенды и портреты…
    Насколь занятно это?
    Ушло – и пусть.
    Сплетаясь и ветвясь,
    Жизнь хочет - к небу –
    С которым наша связь
    Сильней тоски по хлебу.

  • В оглавление

    * * *
    Дождь полноценный, рассыпной,
    Резервом траченный богато,
    И золотой и шаровой,
    Водою, кажется, крылатый.

    С цветами сколь играет он,
    Шары, банты их беспокоя?
    Иль, красотою поражён
    Сам пьёт цветение земное?

    СОБАКА-ПОВОДЫРЬ
    Не видел ни зари, ни вьюги,
    Смиренный, был когда-то горд.
    Стихи слагает на досуге –
    Пейзажик вот, вот натюрморт.
    Собака- поводырь, какую
    Не представляет внешне он
    Являет силу золотую,
    Раз на потёмки обречён.
    -Джек, - произносит. – Тычет в руку
    Пёс влажный нос. И длится жизнь,
    Которой изучил науку
    И не участвуя во лжи.
    -Джек, милый Джек! – сопит собака.
    Залает радостно потом.

    И лай слепцу – подобье знака:
    Мол, не совсем ты обречён.


  • В оглавление




    ЖЕМЧУЖНОСТЬ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Мерцают устрицы на дне
    Зеленовато-мутным светом.
    Но жемчуг не в любой при этом
    Созреет в скользкой тишине.

    Цвета подводные густы –
    Тут йод, опал и соль блистают.
    Пестрея, рыбы проплывают
    Среди струенья красоты.

    …а бородатый Христофор
    легко ребёнка переносит.
    Река течёт. Но до сих пор
    Безносая усердно косит.

    О, перламутровый отлив
    Июльского сплошного ливня!
    Не говори – бесперспективна
    Судьба – в ней много разных див.

    …что Христофор изведал – нам
    предполагать и то опасно!
    Ведь только внутренним очам
    Движенье сфер высоких ясно.

    В подземной глубине – кристалл,
    В подводной – жемчуг. Всё разумно.
    Коль думаешь – житьё абсурдно,
    То просто от забот устал.

    Жемчужность мира хороша! –
    Она сверкает и струится,
    Чтоб с вечной музыкой душа
    Могла потом соединиться.

  • В оглавление

    ЯШМА
    Александр Балтин: Волшебное наследство
    Яшма дымчата весьма.
    Пёстрые
    Её разводы.
    Острые –
    Тесьма, зима,
    Папки, каменные воды –
    Острые ассо-
    циации.
    Или всё
    В мире акции
    Духа, что не знаем мы,
    Люди.
    Яшма, чьи пейзажи и холмы
    Не забудем.
    Дымчата весьма она,
    Лёгкие её прожилки.
    Вон гляди трава, чьи былки
    Вряд ли оживит весна.
    Цвет коричневый даёт
    Ощущение греха.
    Камень вне его. Ну вот,
    Ну а мы рабы пока
    Чёрного,
    Вздорного,
    Увы…
    Яшма…И молчите вы.


  • В оглавление



    КАМНИ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Камни разные бывают,
    Вплоть до философского.
    Много ль Гегель открывает
    Нам в трактовке Лосского?


    Вот алмаз играет остро
    Гранью – так хрустально.
    Ну а вот Спинозы остров,
    Выглядит печально.

    Вот алхимии реальность
    Чёрно-золотая.
    Философский камень – дальность
    Всё-таки чужая.

    И куда янтарь милее,
    Малахит и яхонт.
    И несётся по аллее
    Крик – Куда ты, Яков?!

  • В оглавление


    ЖИВОПИСНОЕ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Из кафе с названием трактир
    Выйдя, видит снег и берег речки,
    И по льду охотники бредут.
    Абсолютно Брейгелевский мир.
    Где-то костерок горит. А речи
    Я не слышу в оный синий миг.

    Нет, пределы города…но вдруг
    Пламенеют темами Эль Греко,
    Удлинилось всё; святые что ль
    Эти люди? – вижу их вокруг.
    Как Ван Гог трактует человека?
    Воплощённой болью. Здравствуй, боль!

    Или же Гогеновы тона –
    Льётся свет, оранжевое масло.
    Вот гляди – массив Делакруа.
    Или Гольбейн – тело, как тюрьма.
    Нам приятно жизненное мясо.
    И меняться нам давно пора.

    Боттичелли серебристый свет
    Вдруг подарит небо! Тишиною
    Леонардо окружит оно.
    Умер я? Не понимаю – нет?
    Происходит странное со мною.
    Живопись течёт в моё окно.

  • В оглавление




    СЛОВО О СТРЕКОЗЕ
    Александр Балтин: Волшебное наследство


    Замирает над потоком
    Стрекоза.
    Над потоком многостроким,
    Что нельзя
    Охватить моим сознаньем,
    А она
    Соприродным тайнознаньем
    Включена
    В те стихи. Да где же? Где же?
    Вот уж нет.
    Стрекозу ты видел реже
    Нежли,
    Скажем, табурет.
    Синевата, изумрудна,
    И каркас
    Крыльев описать столь трудно
    Вам, для вас…
    Вот витражная работа –
    Крылья те.
    Ты не радуешься что-то
    Красоте.
    Стрекоза великолепна –
    Вот рубин,
    Вот…но нет, порывом ветра
    Унесло, и ты один.
    Вертолёт, что зависает,
    Вертолёт –
    Кто по сути понимает
    Твой полёт?
    Многокрасочна реальность.
    Коли ты
    Восприемлешь как банальность
    Суммы данные, черты,
    Значит жил напрасно, или
    Просто зря.
    Воды, берега и были…
    Стрекоза…


  • В оглавление


    КОНЬ В ПАРЛАМЕНТЕ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    -Господа, нам без веселия не прожить и дня!
    Отчего бы нам не ввести в парламент коня?

    Куда Калигуле до современных людей!
    Постановление приняли без излишних затей.

    И коня учредили членом фракции грёз.
    Конь гриваст и белёс.

    Уселся, научился шибко держать перо,
    И думал творить добро –

    Всех собрался поголовно накормить овсом,
    Депутатов в первую голову, ясно, притом.


    Потом решил всех в упряжку одну.
    Потом…Тут депутаты взвыли. Да только – Ну

    Вон пошёл! – не крикнуть коню уже:
    Он депутат. И тиран в душе.

  • В оглавление



    НЕТЕРПИМОСТЬ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Иезуит в одежде чёрной, в шляпе
    По коридору консистории идёт.
    Уже готова шифрограмма папе.
    И нетерпимость зреет будто плод.

    Фильм Гриффита насколько доказует,
    Что неспособны люди – дважды два –
    Понять других? Что много существует
    Разрывов в жизни, хоть она права?

    Ядро событья взять едва ли в руку,
    К тому же время посильней воды.
    Но осознать навряд чужую муку
    Своей хоть раз сумеешь в жизни ты.

    Сил много – равнодействующих в мире,
    Тут вовсе невозможен каталог.
    А на цехине – мол, взгляни пошире –
    И дож изображён и Бог.

    Религиозных войн штормящий норов,
    Реальности потрескавшийся ствол.
    И от войны тридцатилетней в норах
    Попрятаться нельзя. Суров глагол.

    Соль – что? Любовь? А нетерпимость – перец,
    Да блюдо с этим перцем есть нельзя.
    Живущий в лучшее, однако, верит,
    Пока в тупик ведёт его стезя.

    Фильм фильмом, а действительность собою
    Останется – и может жить без нас, -
    Одной небесной силой шаровою –
    Её порочим в тыщу первый раз

  • В оглавление




    * * *
    Дом –
    Том
    Для чтения.
    Притом,
    Что без сомнения
    Внутри интригу
    Найдёшь.
    Листая книгу,
    Не знаешь сам
    К чему придёшь.
    У этого душа как сад,
    В душе того сплошная ложь.
    Дом
    Дан углом,
    Когда от церкви
    К нему идёшь.
    В провинции, однако – в центре.
    Двор.
    Лопухи.
    Кот – серый вор,
    Грехи его невелики.
    Сел у окна.
    Разделывает вот
    Хозяюшка на кухне рыбу,
    И женская рука весьма пышна.
    А кот момента сладостного ждёт.
    Путь к рынку
    От дома начал ветеран.
    Колонка возле
    Угла –
    Замшелый сток.
    Насколько рад
    Такого дома оказаться подле?
    Жара-смола.
    А из колонки – шаровой поток.
    ЗАМЕТКИ СИМПЛИЦИССИМУСА
    Я Homo Dei пробовал в лице
    Любом читать – запутался в конце
    Концов: свиные рыла видел чаще.
    И оттого прозвали простаком
    Меня сограждане, а проще – дураком:
    Мол, заплутал в прозрачной чаще.

    Мол, только настоящее в цене.
    Материальность мира не по мне,
    К тому ж война тридцатилетье длится.
    Поэты, и князья, и короли,
    Алхимики – со всех концов земли
    Всё в бойне поучаствовать стремится.

    Никто не хочет душу в тишине:
    Мудра – растить и пестовать. В огне
    Деревни исчезают и селенья.
    И Homo Dei в лицах палачей
    Не прочитать – так, в омуте страстей
    Не выловить задачи дня решенья.

    Когда-то книги я любил…Нет-нет! –
    Зазор меж книжной мудростью (сюжет!)
    И данностью давно уже понятен.
    Разъезжены дороги, и обоз
    Ползёт вперёд. И на любой вопрос
    Ответ невнятен. Или неприятен.

    Вон бьются сундуки и кошёльки.
    Вот местность у синеющей реки.
    Бред образов предстанет просто бредом.
    Мне некуда идти. А надо. Жаль.
    Где тишина – ответишь, вертикаль?
    Ведь я хотел реальность видеть светом.

    И замыслы владык не разгадать.
    В трактире драка – Сволочь! – Сам ты гад!
    Кувшин разбит, ножи мелькают. Это
    Нормально? Homo Dei прочитать
    Хочет я в лицах. Ускользает тать –
    В кармане сала шмат, ещё – монета.

    Простак записки пишет. Простаку
    Всё просто – закричит ку-ка-ре-ку –
    Никто не засмеётся – тоже диво!
    Но знает Симплициссимус всё то,
    Что со счетов вы сбросили зато.
    И ждёт – какая ж будет перспектива.



  • В оглавление




    * * *
    Лето утреннее нежно,
    Ало-розовы разводы
    Неба – небо безмятежно.
    Много красок у природы.

    Замечательное время!
    Жаль – не всё тебе варенье.


  • В оглавление

    * * *
    Недели две тому назад
    Я был в ужасном состоянье.
    И сел стихи писать, потом
    Пошёл гулять. Дома, проулки
    Освещены зеленоватым
    Полупрозрачным светом были,
    Казалось мне. И нет людей.
    И вдруг – я сам себе навстречу
    С тетрадью толстою подмышкой.
    И первый я остановился
    Глядел с досадным удивленьем
    На проходящего себя –
    Прошёл и не заговорил.
    Домой вернувшись, я подумал
    О малом знанье человека,
    О тайнах…в общем всё банально.
    Сидел. Курил. И не писал.

  • В оглавление





    * * *
    Разбил
    Мечтаний стеклянный шарик.
    Собирал как дитя руками
    Осколки.
    Порезал душу…



  • В оглавление





    СКРИП КАЧЕЛЕЙ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Безрадостный, тяжёлый скрип.
    А детская площадка между
    Одетых летом старых лип.
    Но скрип – он отберёт надежду:

    Ты вырос – что произошло
    Ты отменить уже не в силах.
    И сколь тебе ни тяжело,
    Родные уж лежат в могилах.

    Взлетал когда-то высоко,
    И мир слоился пёстрой лентой!
    Ах, было сладко молоко
    В той яви, но – одномоментной.

    Один момент – и детства нет.
    Качели выше, выше, выше.
    И летний золотится свет,
    Да и домов так близко крыши.

    Так будет вечно. Да. Всегда.
    Качается другой ребёнок.
    Скрипят качели. Как беда,
    А счастья голос очень тонок.

  • В оглавление




    ПО-РУССКИ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    -А ты? – А я ни то, ни сё.
    Сидят и пьют в уютном баре.
    -Ну знаешь, бизнес – колесо,
    Не соскочить, вся жизнь в угаре.
    -И много у тебя домов?
    -Два дома, а машин четыре.
    -Н-да, вариантов много в мире
    Разбогатеть. – Ну, будь здоров.
    -Давай пари – я через год
    Приобрету, что ты имеешь.
    -Пари? Ты просто идиот!
    Ты ж и работать не умеешь.
    -И тем не менее… - Давай!
    Год вкалывает исступлённо,
    Не спит, и как-то воспалённо
    Житейский созидает рай.
    За год всё сделал, а за день
    До окончания пари
    Он, ошалев от разных дел,
    Играть сел. Ну и до зари
    Играл – всё проиграл – дома,
    Машины, деньги…Напевая
    Был весел и причём весьма,
    Пришёл в кафе, ключом играя.
    -Ты прав, - приятелю сказал, -
    Разбогатеть не получилось.
    И от квартиры ключ отдал.
    -Налей уж водки, сделай милость.


  • В оглавление


    ПО МОТИВАМ БУЛГАКОВА
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    -Воля Ваша, но эксперимент
    Может быть чреват! – Да чем же, чем же?
    Пальцы мнёт - и с хрустом - ассистент.
    А профессор ошибался реже,
    Чем хотел бы. – Всё же мозг!.. – Ну да:
    Трупа пересадим обезьяне.
    Я же изучал мозги года.
    Вы со мною? – Я профессор с вами.
    Годы кропотливого труда.
    За столом, беседуя, сидят.
    Длят обед, он пышен… - Ну следите:
    Смерть, что подойдёт…Ах, аромат
    Расстегаев! Больше не хотите?
    -Нет, я сыт профессор. – Дом богат.
    Ассистент звонит на третий день:
    Подходящий труп. – Убийство? – Нет
    Катастрофа! – Ну скорей. – И дел
    Много. В смотровой белеет свет.
    Обезьяне вколото, что надо.
    Мозг же сбитого в контейнере внесён.

    Череп обезьяны вскрыт,
    Он блестит
    Похлеще клада,
    Озарён огнями он.

    Два эскулапа
    Колдуют над бедным зверем.
    В брызгах крови скула того,
    Кто физиономией зелен.


    Ну да, операция успешно пройдёт.
    Вы догадались, что будет далее?
    Обезьяна вид человеческий обретёт,
    Облысеет, пожелает поехать в Италию,
    Носить дорогие костюмы, сигары курить.
    Забирать власть начнёт обезьяна.
    Вот уж скучно у профессора жить,
    И делать карьеру возьмётся рьяно.
    Запишется в партию, речи станет произносить,
    Не жалея сил.
    Заведёт нужные связи.
    И на какой-то фазе
    Пути глядишь - и известна всем.
    В президенты баллотируется. Профессор верещит – Остановите!
    Пресса – Зачем?
    -Вы не представляете последующих событий!


    Да, обезьяна у власти
    Это вам не то, что поглощать восточные сласти.

    В лимузине едет идеальный тиран
    В прошлом – забавный такой обезьян.

    И мир медленно расползается в сторону полной неопределённости,
    Коли сами люди приобретают обезьяньи склонности…


  • В оглавление


    ФРАНЦИСК И ПТИЦЫ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Франциск находит с птицами
    Взаимопониманье.
    Что войны, сабли с пиками,
    И плотские страданья –

    Пред музыкой всеобщности?
    Франциск язык найдёт
    С камнями в общей плоскости,
    В какой любой живёт.


    Пронизанность великими
    Лучами, хоть незримы
    Всего – что станет книгами,
    Пусть жизнь проходит мимо –

    Франциску очевидна.
    И кормит снова птиц.
    Греху должно быть стыдно –
    Но пасть не хочет ниц.

    ДЕТИ У МОРГА
    Иней нежно светится ростками,
    И латунь луны блестит.
    Тёмный дом – он окружён кустами.
    Страх ночной вокруг него сквозит.

    Дети ночью у окошка морга.
    -Жёлтое, гляди! – Да тише ты!


    Страхом тайны лабиринты мозга
    Полнятся, боязнью темноты.

    -Белое! – Да это просто иней.
    -Приложи монетку что ль к стеклу.
    Снег играет цветом - синий-синий:
    Я вам, детки, и не так ещё сверкну.



  • В оглавление


    АПТЕКАРЬ В ПОИСКАХ НИЧТО
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Мензурки, снадобья, таблетки
    Подводят к выводу – ничто
    Зверь в чистом виде явно редкий,
    Манящий редкостью зато.
    Сойдя с холста Дали, аптекарь
    Прикроет за собою дверь.
    Страсть проедает человека
    До мозга костного. – Поверь:
    Ничто не может в чистом виде
    Существовать! – А я найду,
    Мне деньги не нужны и визы –
    Иду, гляжу. В свою дуду
    Уже дудеть не перестану.
    Отброшу камень башмаком –
    А вдруг ничто под ним? Я кану
    В свой бред – занятнейший притом.
    И выйду вновь и дверь закрою,
    На холст Дали вернусь, опять
    Его покину – и не спорю
    С сознаньем весело играть.



  • В оглавление


    ИМПЕРИЯ
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Нет человека объехавшего империю,
    Иные не выезжают за пределы страны –
    Нет в этом необходимости – мастерами
    Становятся тут и только тут.
    Целая страна посвящена погребению царей –
    Гигантское кладбище, связанное ритуалами,
    Ни один царь при жизни не бывал
    В той стране.
    Впрочем, сейчас у нас бывает – трое царствуют одновременно.
    Всё так размыто, и себя сознаём с трудом.
    Гигантские пирамиды, соборы –
    Кто их строил и что там внутри?
    Империя объединяет десятки стран
    Сотни тысячи
    Книжных страниц шуршат
    Давая время хлеб глину деньги
    И вновь везут умершего царя в новую пирамиду

  • В оглавление

    ЗАПОНКА
    Александр Балтин: Волшебное наследство

    Маленькая поэма

    Одевался. Запонка упала.
    Верно, под буфет она попала:
    Вот старинный, весь в резьбе стоит,
    Саркофаг былого - не иначе.
    Бывшая хозяйка и удачи
    Ведала, и даже пышный быт.

    Ведь она была солисткой ГАБТа.
    Умерла. Забыли. Сложно как-то
    Связан с нею линией родства.
    Под буфетом пыль, нежна, сереет.
    Шарит там рука, и тайной веет
    От углов – секретом вещества.

    Как организовано пространство –
    У тебя узнать не будет шанса.
    Зреет сокровенно минерал.
    Свёрнут мир гнездом огромным, или
    Часовые ритмы держат были –
    Те, в которых ты весьма устал?

    Запонка. Всего кусок металла.
    С камушком. А значит столь немало!
    Нравится ль расхлябанный рукав?
    Ползаешь. Буфет, поди, смеётся.

    Янтарём играющее солнце
    Комнаты изменит ли состав?

    И паркет, сияющий медово,
    И диван, белеющий мелово
    Покрывалом – старая родня.
    Где предмет простого обихода?
    Или запонке сегодня ода
    Родилась внезапно у меня?


    Локон был украден. Что за диво?
    Жалко, метафизики массивы
    Мысли не осилят. Локон мал.
    Скрипку бы украли Страдивари,
    Или Мону Лизу – так в угаре
    Целый мир искал бы. Да, искал.

    Локон отследить сумеют строчки.
    Все ль пересчитают волосочки?
    Старый мир – как миф. А ты – Сизиф.
    Служба – дом, ну чем тебе не камень?
    Удержать нельзя его руками,
    Он сорвётся, скуку утвердив.

    Скука с монотонностью союзны.
    Шарик пролетает мимо лузы.
    Человек свою забудет цель
    В силу монотонности дороги.
    Мыслить? Но копчёные миноги
    Интересней всё-таки. В конце

    Будет смерть – мы ведаем заочно.
    Оттого всё зыбко и непрочно.
    Смерть есть свет! А вдруг – слепая тьма?
    Скоро будет снег. Зима настанет.
    Образ сна она тебе подарит.
    Сон – брат смерти. Что за закрома!

    Сон богат. Роскошные картины
    Не заткёт ветвленье паутины.
    Паутина – лучики пути.
    А паук – всего типаж соблазна.
    Если жить желаешь вне сарказма,
    Посложнее по земле идти.


    Час порою днём занудным длится.
    День порой свечёй сгореть стремится.
    А потом – тяжёлые пласты
    Прошлого – протянешь руку – детство.
    Но туда вернуться нету средства,
    Выучил уже за годы ты.

    В гамаке на даче нежной ночью
    Звёздные богатства я воочью
    Наблюдал – мерцание садов,
    Византийский рай горит над нами,
    Вавилон звучит, сквозит огнями
    Нам непредставимых городов.

    Вырастанье – убыванье веры
    В чудо, будут взрослые химеры
    Изводить сознание твоё.
    Книги стали малоинтересны.
    Мох покрыл всё то, что так чудесно
    Украшало тихое житьё.

    Вот и ищешь запонку. А служба
    Ныне – и любовь тебе и дружба.
    Пресный сыр. Горчит извечно хлеб.
    Пашня дня возделана. А толку?
    На себя хотел примерить тогу! –
    Как в былых мечтах своих нелеп!

    Шёл среди героев со щитами,
    В городах бывал, где с облаками
    Цветом часто спорили дома,
    Так же храмы. Или жизнь шагренью
    Знаменитой сжалась? Или тенью
    Стала жизнь, конкретная весьма?


    Были смерти близких, и ночами
    Видел их во сне – я снова с вами –
    Папа, дядя, бабушка? Уже
    Умер я? – Не торопи событья! –
    Отвечали. Пробужденье нити
    Разрывало тонкие в душе.

    И стихи слагались понемногу.
    Верную ли выбрал я дорогу
    Много лет назад, не знаю сам.
    Фиолетов снег воспоминаний.
    Усмиренье собственных желаний –
    Первый шаг в красивый райский сад.

    Стих крупнозернист, а нет – мозолист.
    Лист его приемлет. Иль морочит
    Мне сознанье стих, не прояснив
    Ничего в устройстве мирозданья?
    За окном – осеннее мерцанье,
    А в мозгу – реальность перспектив.

    Запонка. Она пропала. Что же!
    Это, знаешь, на тебя похоже –
    Потерять предмет в своём дому.
    Разные предметы окружают.
    В сумму их сознанья погружают
    Люди, жизнь презрев, и потому

    Всё окрест чрезмерно матерьяльно.
    Я не говорю, что всё банально.
    Свет ласкает путаный узор
    Старого буфета, он – коричнев.
    Или же предметы, обезличив
    Человека, раздражают взор?


    Взор, когда ты сам отметил сорок
    Многое терзает. Ради корок
    Хлеба – а не хлеба даже – друг
    Друга поедают часто люди.
    На столе стоит вино в сосуде.
    Всё ль в себя вместил житейский круг?

    Всё-всё-всё: предметы и объекты
    Постиженья, здания, проспекты.
    Микрокосм похож на макрокосм.
    ( Эпизоды памяти – фрагменты
    выставки – мелькающие ленты,
    я кормил батоном милых коз.)

    Или, одурев от рассуждений,
    Понимаешь – в лестнице ступеней
    Больше, чем видал на даче ос?
    Ты, задевши стол, его ругаешь.
    Не ответит. Это точно знаешь,
    И едва ли ждёшь метаморфоз.

    Иль вещам вообще присуща кротость?
    Нам известны их объёмы, плотность,
    Вес – а где душа таится в них?
    Собственную душу не представить,
    Что там философствовать, лукавить,
    О предметах рассуждать земных!

    Что ещё? – когда ориентиры
    Потеряли силу – звуки лиры
    Раздражают тоже. Или жир
    Будней не согнать уже? Беспечность
    Помогает. Ибо бесконечность
    Устрашит конечномерный мир.



    Где же эта запонка-голуба?
    С вешалки, смеётся, вижу шуба
    Над тщетой усилий, пустотой
    Действий, что в чертёж всеобщий лягут.
    Просто жить – какую же отвагу
    Должен ты иметь – простой герой.



  • В оглавление






















    Александр Балтин


    член Союза писателей Москвы, автор 19-ти поэтических книг, свыше 280 публикаций в 70 изданиях России, Украины, Беларуси, Италии, Польши США, лауреат международных поэтических конкурсов, стихи переведены на итальянский и польский языки.


    Обсудить на форуме >>
    Оставить отзыв (Комментариев: 0)
    Дата публикации: 26.11.2008 21:09:00


    [Другие статьи раздела "Балтин Александр"]    [Свежий номер]    [Архив]    [Форум]

  •   ПОИСК В ЖУРНАЛЕ



      ХИТРЫЙ ЛИС
    Ведущий проекта - Хитрый Лис
    Пожалуйста, пишите по всем вопросам редактору журнала fox@ivlim.ru

      НАША РАССЫЛКА

    Анонсы FoxЖурнала



      НАШ ОПРОС
    Кто из авторов FOX-журнала Вам больше нравятся? (20.11.2004)














































































































    Голосов: 4548
    Архив вопросов

    IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
    РЕКЛАМА


     
    Рейтинг@Mail.ruliveinternet.ru
    Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100
    © 2003-2004 FoxЖурнал: Глянцевый журнал Хитрого Лиса на IvLIM.Ru.
    Перепечатка материалов разрешена только с непосредственной ссылкой на FoxЖурнал
    Присылайте Ваши материалы главному редактору - fox@ivlim.ru
    По общим и административным вопросам обращайтесь ivlim@ivlim.ru
    Вопросы создания и продвижения сайтов - design@ivlim.ru
    Реклама на сайте - advert@ivlim.ru
    :