Ивлим.Ру - информация и развлечения
IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
  FOXЖУРНАЛ
Свежий журнал
Форум журнала
Все рубрики:
Антонова Наталия
Редактор сообщает
Архив анонсов
История очевидцев
Ищешь фильм?
Леонид Багмут: история и литература
Русский вклад
Мы и наши сказки
Леонид Багмут: этика Старого Времени
Виктор Сорокин
Знания массового поражения
Балтин Александр
ТюнингКлуб
Жизнь и её сохранение
Леонид Татарин
Юрий Тубольцев
Домашний очаг
Наука и Техника
Леонид Багмут: стихотворения
Библиотека
Новости
Инфразвук и излучения
Ландшафтный дизайн
Линки
Интернет
Костадинова Елена
Лазарев Никита
Славянский ведизм
Факты
Россия без наркотиков
Музыкальные хроники
ПростоБуряк
Анатолий Максимов
Вера
ПРАВовой ликбез
Архив
О журнале


  ВЕБ-СТУДИЯ
Разработка сайтов
Продвижение сайтов
Интернет-консалтинг

  IVLIM.RU
О проекте
Наши опросы
Обратная связь
Полезные ссылки
Сделать стартовой
В избранное!

  РЕКОМЕНДУЕМ
Doronchenko.Ru
Bugz Team


РАССЫЛКА АНОНСОВ ЖУРНАЛА ХИТРОГО ЛИСА













FoxЖурнал: Библиотека:

ЛОВУШКА ДЛЯ СОЛНЦА

Автор: Бетси Блейд

Женский детектив Глава 14

Громкий звук захлопнувшейся дверцы автомобиля и последовавший за этим рокот мотора разбудили Эмилию. Она недовольно поморщилась и открыла глаза. Потянувшись, Эмилия раздражённо пробормотала, вставая с постели:
- Как высказался один мудрый покойник: "Вот я и приземлился!"... Стоило бы добавить: " В такую рань!"...
Она посмотрела под ноги, наклонилась, подцепила рукой пеньюар, лежащий на ковре у кровати, набросила его на плечи и быстро подошла к окну. Её удивило, что Линда куда-то отправилась на автомобиле, что называется, ни свет ни заря. Эмилия уже собралась вернуться в постель, но, как обычно, передумала и решила, раз уж так нечаянно вышло, покурить. Она достала сигарету, вставила её в мундштук и, неспешно затягиваясь, вновь подошла к окну. Изумлению Эмилии не было предела, когда на порог дома выскочил Гарольд, а вскоре он уже выезжал из гаража на своём автомобиле, мгновенно скрывшись из виду. Очевидно, заключила Эмилия, у четы Фергюссонов имелась общая привычка - совершать ранние автопробеги, причём, по одиночке. После недолгого раздумья Эмилия вдруг поняла, что тоже не прочь промчаться с ветерком по безлюдному шоссе. От своих желаний она никогда не отказывалась, придерживаясь принципа, что жизнь коротка, судьба обожает преподносить неприятные сюрпризы, следовательно, необходимо использовать любую возможность и доставлять себе пусть даже самые незначительные, маленькие радости, не откладывая исполнение в долгий ящик.
Эмилия умылась и оделась в белоснежные джинсы и такой же белоснежный свитер. Она завязывала перед зеркалом длинный шифоновый шарф на голове, когда дверь внезапно распахнулась и в комнату ворвался Тимоти Фрост.
- Не разбудил?.. - с трудом переведя дыхание, выпалил он.
- Доброе утро, господин Фрост, - насмешливо сказала Эмилия. - Не думала, что вы так дурно воспитаны! Вломились без приглашения в спальню к даме, да ещё и не поприветствовали её! Фи!.. Я не желаю вас видеть. Немедленно покиньте мою комнату! - повелительным королевским жестом Эмилия указала на дверь.
- Эмма, сейчас не время для шуток. Оставим пустые препирательства.
Законное требование быть вежливым по отношению к женщине проигнорировано! Мало этого, господин Фрост счёл его "пустым" и отнёс к категории неуместных "шуток" ! Подобное поведение было делом невиданным! Хамство следует пресекать на корню! Эмилия гордо расправила плечи и, не опуская руки, застывшей в указующем жесте, словно была в мгновение ока изваяна в мраморе, ледяным, не допускающим возражения тоном повторила:
- Попрошу вас покинуть мою спальню! Сию секунду.
Тим шумно выдохнул из груди воздух и , скрывая досаду и нетерпение, сказал:
- Ну хорошо. Если вы настаиваете... буду галантен, чёрт побери! - и без какой-либо паузы продолжил: - Доброе утро, госпожа Змановски. Спрашивать разрешения войти - глупо. Поэтому...
- ... поэтому вам следовало бы предварительно выйти, - назидательно промолвила Эмилия. - И в случае моего согласия принять вас, вы...
- Эмма, послушай, сейчас, действительно, не время для всякой ерунды. Лучше ответь, ты, случайно, не брала письма?
- Какие письма?
- Те, что мне передал Гарольд.
- Нет, не брала. Да и когда бы я это сделала? И потом, зачем они мне? Я их прочитала. Этого мне достаточно. Ими должен был заниматься ты, чтобы провести подробный "анализ единиц информации", как мне помнится.
- Да. И вчера письма лежали на столе в гостиной. Я их оставил там, когда мы отправились на вечеринку. Сегодня, встав специально пораньше, я решил вплотную их изучить. Кое-что требовалось уточнить как можно скорее. Потому что у меня появились некоторые предположения. К своему величайшему удивлению я не обнаружил писем там, где оставил их накануне. Решил, что, может быть, ты...
- Нет, Тим. Писем я не брала. А ты хорошо искал? И точно ли ты оставил их в гостиной?
- Я прекрасно помню, что, услышав твои шаги, отодвинул письма на край стола и пошёл тебе навстречу. Тем не менее, я всё-таки перерыл и гостиную, и свою спальню. Писем как не было, так и нет.
- Странно... - протянула Эмилия и , озарённая надеждой, предположила: - А может быть, их куда-нибудь переложила или убрала горничная?
- Исключено. Вчера вечером её УЖЕ не было. А сегодня она ЕЩЁ не приходила. Остаётся единственная версия.
- Ты полагаешь, что письма... украдены?.. - перейдя на шёпот, спросила Эмилия, широко открытыми глазами глядя на хмурого Тима.
- Да.
- Но кто мог это сделать? И, главное, как? Зачем? И откуда ему стало известно, где и у кого хранятся письма?
- Твои вопросы закономерны и точны, Эмма. Я задаю себе те же вопросы.
- У тебя есть какие-нибудь предположения, Тим?
- В общем, да. Я почти уверен, что человек, похитивший письма, точно знал, у кого и где их искать.
- Но каким образом?..
- Местонахождение писем сообщили ему мы с тобой, Эмма.
- МЫ?!! - удивлённо воскликнула она. - Но этого не может быть! Во всяком случае, лично я никому, ни единому человеку ничего о письмах не говорила! Убеждена, ты тоже.
- Увы! К сожалению, надо признать, что именно ты и я стали источником информации.
- Но мог Гарольд...
- Нет. Гарольд не мог. Вряд ли он поведал кому-либо, что отдал мне письма. И сам факт их получения он скрывает. Скрывает даже от Линды. А главное, человек, осуществивший кражу, не рыскал в судорожных поисках по всему дому. Кругом - и в моей комнате, и в гостиной и других комнатах - порядок.
- Только не в моей спальне! - честно признала Эмилия, в ответственные моменты способная быть рассудительной и объективной.
- Пожалуй!.. - усмехнулся Тим. - Тем не менее, в хаосе твоей спальни есть свой авторский, индивидуальный почерк. И он, судя по всему, никаким изменениям не подвергался. Всё сохранено, если так можно выразиться, в первозданном виде, на мой взгляд.
- Да. Чужого присутствия в моей спальне не чувствуется, - согласилась она.
- Вот видишь! Вор без сомнений и колебаний двигался точно к намеченной цели. Потому что знал, где лежат письма. Он услышал наш разговор в беседке. И понял, очевидно, что их анализ может дать мне какую-то информацию. Он испугался, что полученные мною из писем сведения выдадут и укажут автора. И потому рискнул выкрасть послания, проникнув в гостевой дом.
- А как он сделал это? Влез в окно? Или спустился через дымоход камина?
- Да-да... конечно... - задумчиво пробормотал Тим, осматриваясь по сторонам.
- Что "да-да" ? Неужто через дымоход?!! Ты уверен?
- Да... уверен... именно так...
Он шагнул к туалетному столику и схватил сумочку Эмилии, с которой она вчера ходила на вечеринку.
- Что вы себе позволяете?!! - возмутилась Эмилия, когда заметила, как решительно Тим, раскрыв сумочку, начал вытряхивать из неё содержимое. - Господин Фрост!!! Вы что, с ума сошли?!! Спятили?!!
Он не обращал на её протесты внимания. Потом спросил:
- Эмма, где ключ?
- Какой ключ? - мрачно буркнула она, не желая общаться с бесцеремонным хамом, настойчиво, несмотря ни на что, не считаясь с её чувствами и мнением, завершающем унизительный обыск.
- Ключ от этого дома, - пояснил Тим. - Вчера он точно был в вашей сумочке, госпожа Змановски. Я прекрасно помню, как, уходя, вы перечисляли все предметы, находящиеся в ней. Набор состоял из помады, носового платка, портсигара, мундштука и ключа. Сейчас его нет.
- Разумеется, нет. Вы же трясли моей несчастной сумочкой, словно одержимый! А ключик - маленький. Наверняка отскочил куда-нибудь.
- Его в сумочке не было, - хмуро повторил Тим, но всё же вслед за Эмилией принялся ползать по полу, пристально вглядываясь в него и перетряхивая и отбрасывая немыслимую кучу разнообразных вещей - от шляпных коробок до жемчужного ожерелья в бархатном футляре.
- Неужели я опять потеряла ключ? - огорчённо и виновато одновременно тихо спросила Эмилия, сидя на полу на коленях.
Тим, протянув руку, помог ей встать.
- Нет. Вряд ли. На этот раз - не ваша вина. Ключ украден.
- Это невозможно! - запротестовала Эмилия. - Сумочка была при мне постоянно! Постоянно!!! - подчеркнула она.
Кивнув, Тим некоторое время о чём- то раздумывал, затем посмотрел на Эмилию и спокойно сказал:
- И всё же при тщательном анализе я пришёл к выводу, что это не так.
- По-вашему, я периодически впадала в беспамятство и потому не замечала, как меня грабили, снимали с меня вещи, уносили их, потом возвращали!!!
- Всё намного проще, госпожа Змановски. Ни о каком беспамятстве и речи быть не может. Вы абсолютно точно... хотя бы единожды за вечер!.. добровольно и пребывая в здравом рассудке расставались с этим милым аксессуаром, - Тим указал взглядом на злополучную сумочку.
- Да?!! - едко переспросила Эмилия. - Хорош "здравый рассудок", если я не помню, чтобы где-либо оставляла сумочку!
- А в дамской комнате?
Наповал сражённая его вопросом, Эмилия отступила на шаг назад и всплеснула ладошками.
- Да. Точно. Правильно. Я, зайдя в дамскую комнату, сняла сумочку с руки... положила её на столик... у зеркала... Ах, да! Ну как же! Я заговорилась с Кэролайн и забыла о сумочке! Мне её принесли Хелен и Ромина. А обнаружила и передала им её Линда, которую позвали к телефону. Мы так хохотали над этим забавным происшествием! Хотя я и сама вскоре хватилась бы сумочки. Когда захотела бы покурить! Тим, неужели ты предполагаешь, что кто-то... одна из этих женщин... взяла ключ?
- Одна из женщин?.. - переспросил он. - Эмма, а как много времени прошло до того момента, когда тебе вернули сумочку?
- Да совсем немного! Минут десять. Может, и меньше.
- Этого вполне достаточно, чтобы достать ключ. Особенно, если следишь и ждёшь удобного момента, выцеливаешь его. Это здорово осложняет наше положение. Круг становится слишком широк.
- То есть?
- Ключ могла взять из сумочки не обязательно женщина. Это мог быть и мужчина. Требуется лишь несколько секунд, чтобы войти, раскрыть сумку и достать искомую вещь. А потом зайти сюда, в дом, и забрать письма.
- Да- а... пожалуй... Тим, я должна сказать, что восхищена твоей логикой и твоими умозаключениями.
- Благодарю. А кстати, вы-то почему встали так рано, госпожа Змановски? И кажется, куда-то собираетесь?
Эмилия рассказала о событиях этого утра. О том, как была разбужена звуком мотора, как увидела уехавшую Линду и отправившегося вслед за ней Гарольда. Потом сообщила, что намеревалась тоже покататься на машине.
- Вот как? На машине? - усмехнулся Тим. - Хотелось бы уточнить крошечный нюанс. На чьей именно "машине", госпожа Змановски?
- На вашей, господин Фрост. Неужели не ясно?
- Разумеется, ясно. Это я сразу понял.
- Тогда и спрашивать не стоило.
- Вы так думаете? Однако! У меня - дорогой автомобиль, к вашему сведению. И рисковать им без особой нужды я не намерен.
- Но ведь ваш расчудесный автомобиль наверняка застрахован.
- Да. Разумеется, застрахован. Тем не менее...
- Скряга! Вот обязательно ему надо всё испортить! Могла бы получиться дивная прогулка!
- Ради Бога! Прогулку мы отменять не будем. Хотите кататься - пожалуйста. Но вместе со мной.
- С вами!!! Обрадовал!!!
- Отказываетесь, госпожа Змановски?
Она вздохнула.
- Нет. Не отказываюсь. Только вести машину буду я.
- Хорошо. Под моим контролем - пожалуйста!
- Как вы вежливы и щедры, господин Фрост!
- Стараюсь по мере сил и возможности быть таковым. Кстати, вам известно, где был обнаружен труп женщины? Аллан Демпси сообщил вам это? Показал?
Эмилия утвердительно кивнула.
- Да. Когда мы проезжали мимо в день нашей встречи на железнодорожной станции, - её взгляд слегка затуманился, выдавая те чувства, которые моментально всколыхнулись в душе при воспоминании о лазоревых глазах и статной фигуре Антея в полицейском мундире. - Там ничего необычного нет. Обычная трасса, к которой вплотную примыкает лес. Хотя, конечно, опушка, та, где обнаружили угнанный автомобиль и жертву, довольно приметная. Кустарник прикрывает её от дороги.
- И всё же, если не возражаете, поедем туда. Я хотел бы сам осмотреть место преступления. Иногда незначительная деталь, антураж могут неожиданно подсказать верное направление поиска, а иногда даже и помочь решить задачу. Главное, найти ключевое звено, какую-то зацепку.
- Полагаете, что полиция осмотр провела не достаточно тщательно и скрупулёзно? - с сарказмом спросила Эмилия, до невероятной степени обидевшись за белокурого красавца Аллана Демпси, в профессиональной компетенции которого у неё не было ни малейших сомнений. - И уж вы-то, конечно...
- О, нет! Я уверен, что полиция осмотр места происшествия провела безупречно. Тем не менее... люди есть люди. Для них окружающая обстановка, пейзаж стали привычными. В силу этого они порой многого не замечают. Поэтому-то и требуется посторонний, не "замыленный" глаз.
Они вышли из дома и сели в машину.
- Ну что за удовольствие от поездки, если ведёшь автомобиль под бдительным присмотром владельца! - проворчала Эмилия.
- Зато уж точно мы не попадём в какую-нибудь неприятную историю. У вас ведь таковых в жизни было предостаточно. Не так ли, госпожа Змановски?
Она скорчила гримасу и ничего не ответила. Господин Фрост был прав. Неприятных историй хватало. И одна из них была связана с Крейгом Саразином. С того момента прошло без малого десять лет...
В ту пору длительная, "перманентная" борьба Эмилии за независимость как раз завершилась. До назначенной даты официальной процедуры развода оставалось три недели. Две из них, дабы восстановить физические силы и обрести душевное равновесие, Эмилия решила провести в гостях у своего давнего приятеля Гарольда Фергюссона и его жены Линды. Те окружили её заботой и вниманием, неустанно организуя самые разные увеселительные мероприятия. На одном из них Эмилия и познакомилась с очень привлекательным холостяком, достаточно умным, обходительным и обаятельным молодым человеком, по имени Крейг Саразин. Она настолько увлечённо и самозабвенно флиртовала с ним... только чтобы не думать о скором расставании с мужем, которого любила и страшно ненавидела одновременно!.. что вопреки собственному желанию ухитрилась не на шутку вскружить Крейгу голову. Но поняла она это слишком поздно. Возможно, причина скрывалась в том, что, будучи верной женой, любящей женщиной, заботливой матерью, причём став всем этим в юном восемнадцатилетнем возрасте, опыта в отношениях с мужчинами, кроме мужа, Эмилия не имела. Она не сомневалась, что Крейг, как и она сама, воспринимает всё, что происходит между ними, как весёлую забавную игру, не больше того. Потому с чистым сердцем согласилась поехать с Крейгом на его недавно купленном, новеньком автомобиле. Они мчались вперёд и вперёд на бешеной скорости и хохотали, как сумасшедшие. Мчались до тех пор, пока с небес не обрушился такой плотный водный поток, что не видно было вытянутой вперёд руки, не то что дороги. Кое-как, соблюдая предельную осторожность, они добрались до какого-то мотеля. Крейг снял номер, чтобы, как он сказал, спокойно передохнуть, обсохнуть и перекусить. Он был так убедителен, вёл себя так по-дружески непринуждённо и просто, что Эмилия без долгих раздумий и колебаний, естественно, охотно согласилась. Поначалу всё шло нормально. Им доставили обед. Оба к тому времени переоделись в халаты, развесив в ванной мокрые вещи. А дальше... Крейг, казалось, ошалел от страсти и желания. Подобного неистовства Эмилия даже вообразить не могла. Казалось, Крейг полностью потерял разум и контроль над собой. Чем бы всё кончилось - неизвестно, но, в очередной раз бросившись к Эмилии, проявлявшей в критической ситуации чудеса изворотливости и скорости, Крейг споткнулся и упал, сильно стукнувшись затылком о край стола. Очевидно, на несколько секунд он отключился. Тревоги его теперешнее неподвижное состояние не вызывало, поскольку дышал он по-прежнему глубоко и шумно. А вот последствия являлись непредсказуемыми. Обращаться за помощью казалось глупым. Ждать дальнейшего развития событий никакого смысла не было. Надо было действовать без малейшего промедления. Спокойно и осмысленно.
В результате своих "спокойных и осмысленных" действий Эмилия едва не угодила в тюрьму. Однако в тот момент они ей казались правильными. Хотя на самом деле, после анализа, проведённого позднее, даже самой Эмилии стало очевидно, насколько они были спонтанны и непоследовательны. Одним словом, она сгребла в охапку вещи, вплоть до нижнего белья, к несчастью, не только собственные, но и Крейга, оставив ему лишь туфли и один носок. Выскочив из мотеля, Эмилия прямо в халате села в автомобиль и нажала на газ. Она мчалась, не разбирая дороги. За что и поплатилась, со всего маху "влетев" в ограждение. Сама Эмилия не пострадала. Чего нельзя было сказать о новенькой машине Крейга Саразина. Но то, что последовало далее!.. Начался кошмар. Потому что Крейг Саразин оказался человеком мстительным. Не успела Эмилия отъехать от мотеля, как Крейг позвонил в полицию и заявил, что его ограбили и угнали машину. В общем, ситуация чем дальше, тем больше усложнялась. Допросы в полиции, объяснения со страховой компанией и тому подобное. Гарольд делал отчаянные попытки утихомирить своего приятеля Крейга. Но тот разошёлся не на шутку и не внимал никаким доводам, требуя и добиваясь наказания заполошной бабёнки.
Вся эта история едва не свела Эмилию с ума. Она не видела и не находила достойного выхода. Бессонные ночи, слёзы, отчаяние... И вдруг!..
Только позже Эмилия узнала о том, что Гарольд позвонил её мужу. И тот... фантастика!.. даже не приезжая, моментально всё уладил. Вплоть до того, что к ней с извинениями заявился Крейг Саразин. Но Эмилия отказалась его принять и почти сразу уехала домой. Как же трудно ей было встречаться с мужем! Спасителем! Освободителем! Страшно обидно было сознавать, что настолько бесславно, позорно и глупо началась её самостоятельная жизнь. Жизнь независимой женщины! Она могла бы сама прекрасно обходиться! И собиралась!!! А на деле... Эмилия была так сильно раздосадована, что даже не поблагодарила мужа за оказанную помощь. Оба сделали вид, что вообще ничего не произошло. Не произошло НИЧЕГО!!! Да и не до разбирательств им тогда было. Они, после упоительной ночи любви, отправились, страдая и мучаясь, разводиться.
Находясь в плену малоприятных воспоминаний, Эмилия, нахмурившись, бросила взгляд на невозмутимого Тима, сидящего рядом и являвшего собой эталон спокойствия и абсолютной бесстрастности. Вот уж кто не способен сокрушаться, печалиться, приходить в уныние, растравлять себе сердце! Да и имеется ли в наличие таковое у господина Фроста?
Эмилия вновь сосредоточенно воззрилась на дорогу. И буквально через секунду громко воскликнула:
- Господин Фрост! Обратите внимание! Мимо нас промчались автомобили Линды и Гарольда. Вот для чего они встали так рано! Решили поиграть в догонялки! Как романтично... и забавно!..
Она звонко, от души, захохотала.
- Не уверен, - откликнулся Тим, повернувшись назад и провожая взглядом быстро удалявшиеся автомобили супругов Фергюссон.
- Закоснелый придира! Если уж сам не способен быть счастливым, так хотя бы порадовался счастью других!
- Я это всегда охотно делаю. Но сейчас, по-моему, для этого не самое подходящее время.
Эмилия хотела возразить что-то, но Тим коротким повелительным жестом остановил её и вдруг спросил:
- Лучше ответьте, госпожа Змановски, что вам вчера в гостиной показалось "странным" ?
Она упрямо поджала губы. Как же! Скажите, какой диктатор! Нашёл безропотную рабыню и повелевает направо и налево! И сомнений нет, что она всё-всё выполнит. А вот и нет! Нет, нет и нет!!!
Эмилия ехидненько улыбнулась и елейным голоском сказала:
- Не помню. Заспала, наверное. Ни-че-го-шень-ки не помню.
- Госпожа Змановски! - строго и даже немного угрожающе произнёс Тим. Затем, выждав некоторое время, тем же тоном добавил: - Эмма!
Результатом этих усилий и призывов стала лишь незамедлительно полученная им ещё одна едкая улыбочка, посланная Эмилией.
- Что за характер такой! - воскликнул он.
Она самодовольно улыбнулась. Всё-таки ей удалось вывести господина Фроста из себя. Это дорогого стоило! Настроение Эмилии моментально улучшилось. Чувства переполняли её и искали выхода. Она нежно и вдохновенно принялась "мурлыкать" какой-то незатейливый эстрадный шлягер. После того, как ею было исполнено несколько первых нот, Эмилия вспомнила, что господин Фрост на дух не выносит, как он их называл, "глупейшие попевки", отдавая предпочтение джазу и классической музыке. Это "воспоминание" настолько согрело душу, что Эмилия с ещё большим вдохновением и громкостью продолжила исполнение модной песенки.
Выдержки продлевать пытку над собственным слуховым аппаратом и собственными нервами у Тима не хватило. Он, пристально глядя в переднее стекло, тихо сказал:
- Соперничать с женщиной - бессмысленно. Да и деловое партнёрство вряд ли возможно. Остаётся сожалеть, что некоторые особы, которым поручают важное расследование и обращаются к которым за помощью, безответственны и экспансивны. Они способны только бесцельно пыжиться, щеголять, чваниться, форсить и пускать пыль в глаза.
Поскольку Эмилия не реагировала, по-прежнему продолжая извлекать убогий и примитивный звуковой набор, с излишней напыщенностью несправедливо называемый "мелодией", Тим бесстрастно добавил:
- Я собирался честно поделиться с тем, кого до недавнего времени опрометчиво считал партнёром, полученной вчера информацией, но теперь понимаю, насколько это абсурдно. Все собранные сведения останутся при мне. Потому что союз бесславно распался. К счастью, не по моей вине. В этом моя совесть чиста.
Невнятный напев, звучавший всё тише и тише во время его проникновенной речи, оборвался и последовало гневное восклицание:
- Мстительный мелочный сноб, возомнивший себя всесильным владыкой! Могущественным господином! Только последний... последний... - в запале Эмилия никак не могла подобрать нужное слово, - последний... да не важно!.. способен хладнокровно издеваться и глумиться над женщиной! Обвиняя её одну во всех смертных грехах!
- Я вас ни в чём не обвинял, по-моему, госпожа Змановски. И имени вашего не называл. Почему же тогда вы отнесли мои слова на свой счёт? Не потому ли, что знаете, насколько не чиста ваша совесть и насколько справедливо и правильно высказанное мною мнение об одном из партнёров?
В ответ донесся очередной ассортимент невнятных бормотаний и нечто похожее на осуждающие восклицания, среди которых Тим отчётливо разобрал лишь "вздор", "смаковать", "дичь", "в отместку", "оратор" и почему-то "престолонаследник". И если все прочие определения более-менее укладывались в логическую цепочку, то яркий и ёмкий термин "престолонаследник" выпадал из общего ряда. Вычислить, к чему он относился и что именно под ним подразумевалось, Тим так и не смог, сколько ни старался. Ясно было одно: "Тимоти Фрост" таковым не являлся по факту своего рождения и происхождения. Хотя, конечно, что греха таить, эпитет "престолонаследник", какую бы смысловую и эмоциональную подоплёку он не нёс - положительную или отрицательную - услышать любому человеку невероятно приятно. Тим исключением не был. Поэтому широко улыбнулся и негромко заговорил, прервав поток восклицаний Эмилии и заставив её тем самым поневоле прислушаться:
- Когда я выскочил из беседки...
Он продолжил рассказ, излагая события последовательно и чётко. Суть заключалась в том, что Тим сначала остановился и внимательно прислушался. Вокруг царило безмолвие. Тим осторожно и бесшумно двинулся по аллее и вскоре до него донеслись какие-то шорохи. Тим пошёл на звук, как ему показалось, быстрых, стремительных шагов. Приблизившись, он вынужден был остановиться. Причин было две. Одна та, что прямо перед ним находились густые заросли какого-то кустарника. Другая - более существенная, поскольку Тим уловил тихие звуки голосов. Поскольку собеседники говорили шёпотом, Тим замер и сосредоточился. К сожалению, опознать голоса оказалось невозможно. Имена тоже не назывались. Но тема заинтересовала Тима.
- Нам надо встретиться.
- Да-да. Необходимо посоветоваться.
- Если мы будем молчать...
- Конечно, это может привести к ещё одной трагедии.
- Боже мой! Где, где этот проклятый выход?
- Не знаю... Знать бы точно, что это, действительно...
Дальнейшие слова Тим не разобрал.
- У меня есть такая уверенность. Сомнений - ни малейших. Вспомни, как развивались тогда, два года назад, события.
- Ужас! Ужас...
- Но теперь... когда всё повторяется... один в один...
- Да... повторяется... Это похоже на болезнь... неизлечимую... мучительную... страшную...
- Но ведь это не болезнь! Это.. это всё, что угодно, только не болезнь! И мы это знаем точно. Надо в конце концов набраться мужества и...
- Я боюсь. Я жутко боюсь рисковать. Пойми, ведь я...
- Я всё понимаю.
- Нет! Этого тебе не понять. Тебя коснулось напрямую, и ты...
- Значит, ты отказываешься мне помочь?
Последовало долгое молчание.
- Остаёшься сторонним наблюдателем? Пойми, я не заставляю тебя. Действительно, тебе-то ради чего рисковать? Сейчас это моя проблема. И мне её решать. Я не осуждаю тебя. И всё понимаю. Понимаю твоё положение. Если ты не сможешь помочь... Что ж!
- Нет-нет! Я очень хочу прекратить этот кошмар! Но риск так велик... Мне надо подумать. Мне необходимо всё взвесить. Сейчас я не могу... ничего... конкретного...
- Долго медлить нельзя.
- Я постараюсь... как можно быстрее... решить... Как нам встретиться?
- Не беспокойся. Это не проблема. Я всё устрою.
- Мне надо уходить.
- Хорошо. Иди.
Судя по звукам, собеседники разошлись в разные стороны. Тим некоторое время стоял, не двигаясь. Затем, больше не таясь, зашагал по аллее. Он внимательно посматривал по сторонам. Замечены им были Линда Фергюссон, Кэролайн Пакстон, затем Ромина Ардженто и Кеннет Пакстон. Однако никто из них не появился с той стороны, где состоялся загадочный непонятный разговор двух собеседников. Увы, Тим не смог даже определить, были ли это женщины или мужчины. Но отчего-то решил, что один из голосов принадлежал Ширли Саразин, почему он и спросил именно о ней Эмилию, когда та увидела в окне чей-то силуэт. Другой голос так и остался тайной для Тима. Как и для Эмилии. Выслушав его рассказ, она так и не смогла поделиться с ним хоть каким-нибудь более-менее стоящим предположением. Да и некогда было. Потому что они уже добрались до места, где было совершено преступление. Эмилия остановила автомобиль и быстро выбралась наружу. Она устремилась к кустарнику, росшему неподалёку. Тим неторопливо следовал за ней. Громкий вскрик Эмилии заставил его побежать. Увиденное не укладывалось в голове. На опушке стояла машина с широко распахнутыми дверцами. Внутри, с запрокинутой головой, находилась женщина. Её шея была обвита тонким тросом. Сомнений не оставалось. Женщина была мертва. Преступник в точности воспроизвёл мизансцену, которую описал Тиму и Эмилии Аллан Демпси.
Эмилия шагнула к автомобилю, но Тим, схватив за руку, остановил её.
- Нет. Ничего трогать нельзя.
- Но может быть, мы можем как-то помочь несчастной женщине?
- Ей уже ничем не поможешь, Эмма. Она мертва. Хотя, судя по всему, убийство совершено не так давно.
- И всё же... - Эмилия подошла и заглянула в салон. - Боже мой!.. - она отпрянула, крепко зажав ладонями рот. - Этого не может быть!.. Нет-нет!..
- Что? Что такое, Эмма? - Тим схватил её за плечи и слегка потряс. - Эмма, ты её узнала? Кто это? Кто, Эмма?
- Нет... отпусти меня... Тим... нет... Конечно, нет! Нет!!! Я не знаю её. Просто мне показалось... всего лишь показалось...
- Хорошо. Оставим это пока. Интереснее другое. Каким образом скрылся преступник. Ведь прошло совсем немного времени. По дороге мы никого не встретили. Трасса пустынна. Хотя, возможно, убийца поехал в другую сторону. И поэтому... В общем, пойди и вызови полицию, Эмма. А я побуду здесь. Осмотрюсь. Иди, Эмма!
- Да-да. Иду.
В такой трагический момент проявлять свой гонор было глупо и неуместно, поэтому Эмилия послушно выполнила всё, полностью полагаясь на авторитет и подчинясь требованиям решительного, серьёзного и умного господина Фроста.
Вскоре примчался Аллан Демпси. Очередное преступление ошеломило его ничуть не меньше, чем Тима и Эмилию. Но действовал он сосредоточенно и деловито. Аллан Демпси по праву мог считаться профессионалом высокого класса. Что единодушно и отметили Тим и Эмилия.
Подведя Эмилию к автомобилю, Тим сказал:
- Езжай, Эмма. Возвращайся к Фергюссонам. А я останусь здесь. Может быть, смогу чем-нибудь оказаться полезен Аллану. Я вернусь с ним. Потом ещё мне необходимо сделать несколько срочных звонков. Возможно, появились какие-нибудь дополнительные сведения о личности первой жертвы. Заодно попрошу уточнить личность убитой сегодня женщины. В общем, жди меня дома. Езжай!
Он усадил Эмилию и захлопнул дверцу.
- До встречи, Эмма. Будь осторожна. Не лихачь понапрасну!
Она согласно кивнула и плавно тронула автомобиль. Эмилия отъехала на значительное расстояние, когда заметила на просеке беседующих Крейга Саразина и Ромину Ардженто. Оба были на лошадях, тихо бредущих рядом. А спустя несколько минут Эмилия встретила Хелен Истмен, гарцующую на изумительно стройной кобыле. Эмилия затормозила.
- Доброе утро, Хелен!
Та спокойно улыбнулась и ответила "доброе утро".
- Как хороша ваша лошадь! Залюбуешься! - искренне восхитилась Эмилия.
- Да. Спасибо.
- А я по дороге заметила Ромину и Крейга, - сообщила Эмилия.
- Я их тоже видела. Кстати, если вы никуда не торопитесь, мы могли бы поехать ко мне. Выпить кофе. А заодно вы заберёте бутоньерку, которую заказывали. Она готова.
- О! Это замечательно!
Хелен пришпорила лошадь, а Эмилия нажала на газ. Эмилия с удовольствием наблюдала, как споро Хелен управляется с кобылой, как заботливо обтирает её и, что-то ласково приговаривая, отводит в стойло. Когда Хелен освободилась окончательно, Эмилия уже ждала её на улице и курила.
- Чувствуется, что вы и ваша лошадь очень дружны. И хорошо ладите между собой. Красавица она у вас, Хелен!
- Это, действительно, так. Моя Молния - прелесть. Жаль, что вы не видели её брата. Вот уж кто само совершенство. Это был любимый жеребец моего мужа Каспера.
- Вы говорите "был"? - быстро спросила Эмилия.
- Увы! Гром получил серьёзную травму и его пришлось... В общем, теперь осталась только Молния.
- Печально. Очевидно, и вам, и вашему мужу нелегко было расстаться с Громом.
- Конечно, нелегко. Особенно, Касперу. Ведь лошадь и наездник становятся близки. Единый ритм, единое движение и полное взаимопонимание. У Грома и Каспера они были абсолютными. Вы знаете, Эмилия, ведь Каспер - потрясающий наездник.
- Мне говорили об этом. И когда я решила тоже приобщиться к конному спорту, пользуясь представившимся случаем, Гарольд Фергюссон сказал, что лучшего инструктора по выездке, чем ваш муж, Хелен, мне в жизни не сыскать. Вы знаете, я ведь - страшная трусиха. Поэтому решиться испытать себя в чём-то новом пока не могу никак. Одним словом, я отложила собственное преображение в амазонку до следующего раза. Пока же намерена провести предварительные переговоры с предполагаемым инструктором. А именно, вашим, Хелен, мужем Каспером. Поскольку ни одна из других предложенных кандидатур меня не устроила. Надеюсь, что в очередной мой приезд сюда Каспер, если, разумеется, сейчас категорически не откажется, подробно объяснит мне все премудрости и будет снисходителен к такой бездарной и совершенно неспортивной ученице, как я. Хелен, полагаю, вы не будете возражать?
Та засмеялась.
- Не буду, Эмилия! Уверена, Каспер с огромным удовольствием даст вам необходимую теоретическую консультацию. А практику вы сможете проходить под наблюдением Гарольда Фергюссона, например.
- Да не нужен мне никакой Гарольд Фергюссон! - категорично воскликнула Эмилия. - Я остановила свой выбор на Каспере и подожду того момента, когда именно он сможет инструктировать меня.
- Наверное, ждать этого "момента" придётся долго, Эмилия.
- А я не тороплюсь. И потом, "долго" - понятие растяжимое. Это же ваше мнение, что долго. А врачи? Что говорят они?
- Прогноз обнадёживающий. Знаете, Каспер - человек целеустремлённый. Он не сдаётся. Оптимист редкостный! Придумал какие-то специальные упражнения. Упорно тренируется. А ещё - постоянный массаж. Лечение. Каспер уже далеко не тот беспомощный инвалид, каким был прежде! Он начал потихоньку передвигаться! - с подчёркнутой гордостью за мужа сообщила Хелен и добавила: - Об этом ещё никто не знает. Вы - первая, Эмилия.
- Я рада за Каспера и за вас, Хелен. И нисколько не сомневаюсь, что в самое ближайшее время заполучу целёхонького и здоровёхонького инструктора! - бодро объявила Эмилия. - Попробуйте тогда, приревновав, запротестовать! Я вам сразу напомню сегодняшнюю беседу.
Хелен засмеялась.
- Протестовать я не буду. Наоборот. Я отдала бы всё на свете за то, чтобы Каспер поскорее встал на ноги, выздоровел. Ведь он такой жизнелюб! То, что с ним произошло... Я, я во многом виновата! - вдруг пылко, с болью, воскликнула Хелен.
Эмилия была поражена такой внезапной сменой её настроения.
- Нет-нет, Хелен! Глупо винить себя за то, что произошло случайно! Никто не застрахован от несчастного случая! Абсолютно никто! И ничьей вины в этом нет и быть не может. Мы все подчиняемся Судьбе. Её капризам.
- Да... конечно... Но я-то знаю, что тогда, два года назад, сама.. САМА!.. - подчеркнула Хелен и покачала головой. - Да, я сама всё запутала. Вела себя, словно помешанная. Как же я жалею теперь, что поддалась эмоциям и не вняла доводам рассудка! Я... - начала она и вдруг удивлённо протянула: - Надо же... Ширли...
Повернувшись, Эмилия увидела госпожу Саразин, выходящую из автомобиля. Ширли огляделась и, заметив их, почему-то не очень уверенно, как заключила Эмилия, подошла. Казалось, Ширли едва сдерживается, чтобы сохранять свою обычную бесстрастность. Но было видно, что она возбуждена и нервничает. Это выдавал лёгкий румянец на щеках и чуть подрагивающие кончики пальцев.
- Доброе утро, Хелен. Доброе утро, госпожа Змановски.
Они дружно откликнулись.
- А я вот приехала... посмотреть... - произнесла Ширли и замолчала, устремив взгляд прямо перед собой.
- Сегодня здесь практически нет никого, - отозвалась Хелен.
- Вот как? - бесцветным голосом спросила Ширли. Она казалась совсем безучастной, отстранённой, далёкой.
- Хотя погода чудесная. Но кроме меня, Ромины и Крейга других желающих скакать по горам и долам не оказалось. Думаю, Крейг скоро вернётся.
- Я, пожалуй, не буду его ждать. До встречи, Хелен. Рада была видеть вас, госпожа Змановски.
Ширли Саразин направилась к своему автомобилю и сразу уехала. Следом за ней отправились Хелен и Эмилия. Маленьким кортежем они подъехали к дому Истменов. Хелен - на скромной малолитражке, Эмилия - на шикарном лимузине господина Фроста.
Пока Хелен готовила кофе, Эмилия любовалась изготовленной специально для неё бутоньеркой, без устали восхищаясь мастерством Хелен. Сделав несколько глотков из чашки, протянутой Хелен, севшей напротив в кресло, Эмилия одобрительно кивнула головой.
- Вы, наверное, хорошо готовите, Хелен, - сказала она.
- Нет. Обычно. Как большинство. А вы, Эмилия?
- Если честно, то я - из категории меньшинства. Мой бывший муж был человеком требовательным. Поэтому, хочешь не хочешь, пришлось стать блестящим кулинаром.
- Вы были замужем?
- Да. Была. Но мы давно расстались.
- Другая женщина? - спросила Хелен и, вспыхнув, добавила: - Извините, пожалуйста.
- Ну что вы! Ваш вопрос закономерен. И предположение вполне понятное. Хотя и неверное. Причина развода банальна. Не сошлись характерами. Глупая, конечно, причина! Но она такова.
- И с тех пор вы - одна?
- Ну, не совсем... - улыбнулась Эмилия.
- Да, конечно. Но замуж?..
- Нет. Для меня это сложно. Наверное, требования к потенциальному спутнику чрезмерно высокие! И в этом - вина моего бывшего мужа. Он был настолько идеален, я была настолько счастлива с ним, что... - Эмилия развела руками. - Впрочем, именно с ним я и жутко несчастной была!
- Наверное, так в каждой семье. Всё рядом. Счастье и несчастье. Радость и горе. Важно понять себя и твёрдо решить, что тебе... конкретной!.. нужно. Но как же трудно это сделать!
- Трудно, - согласилась Эмилия. - Но надо. Иначе , не продумав, столько дров наломаешь! Я помню себя. Ту, прежнюю. И кажусь себе жутко жалкой! Хотя... И такой счастливой я не была, как тогда!
- Я тоже помню себя прежнюю. Какой была два года назад. Тогда я хотела оставить Каспера. Мне казалось, что... В общем, как вы сказали, всё банально. Третий лишний.. А потом... Теперь я твёрдо знаю, что сдаваться никогда нельзя. Надо бороться. До последнего. Всеми средствами. Всеми силами. И даже оглянувшись назад, осознав, сколько было сделано ошибок, идти вперёд. И только вперёд!
Удивительно было преображение милой спокойной Хелен. Сейчас перед Эмилией сидела воительница с горящим взором. Через несколько секунд Хелен прикрыла веки и устремила уже другой, невозмутимый и ясный взгляд на Эмилию.
- Ну что? Готовы к знакомству с Каспером? - спросила она.
- Да. Готова. Мне не терпится познакомиться с ним.
Хелен встала и сделала приглашающий жест. Эмилия поднялась с кресла и направилась за ней в комнату Каспера Истмена.
Он, действительно, оказался настоящим красавцем-мужчиной. Такой тип - мечта любой женщины. К тому же Каспер отличался редким обаянием и общительностью. Сразу же завязался непринуждённый разговор. По ходу беседы Эмилия самым оптимистичным и жизнерадостным тоном объявила, что надеется в следующий приезд брать уроки верховой езды у такого великолепного наездника, каким слыл Каспер Истмен. Он, нисколько не конфузясь, пообещал приложить все силы, чтобы в самое ближайшее время снова соответствовать высокому и лестному отзыву, высказанному в его адрес.
Вскоре к Хелен зашла соседка и позвала её. Хелен извинилась и оставила мужа и Эмилию наедине, выразив надежду, что те не будут скучать в её отсутствие. Едва Хелен покинула комнату, Каспер внимательно посмотрел на Эмилию и негромко сказал:
- Гарольд очень много рассказывал о вас. И здорово заинтриговал меня. Я мечтал познакомиться с вами, Эмилия. Не поверите, но я именно такой вас и представлял.
- Правда? Даже не знаю, как реагировать на ваши слова. Ведь во мне нет ничего особенного. Удивительно, как вам всё же удалось составить мой портрет. Тем более, исходя из одних только описаний Гарольда. Он не отличается, по-моему, точностью и красочностью слога.
- Как вы строги к нему! Слышал бы вас Гарольд! Наверное, расстроился.
- Нисколько. И он, и я знакомы так давно, что для нас обоих не секрет достоинства и недостатки друг друга! - засмеялась Эмилия.
- Ну, разве что так! - улыбнулся Каспер. Он помолчал и вдруг, пристально глядя на Эмилию, сказал: - Мне кажется, вы хотите со мной о чём-то поговорить. Или спросить. Я прав?
Немного смутившись от его прямоты, Эмилия едва слышно подтвердила:
- В общем-то, да. Хочу.
- Гарольд не так давно заходил ко мне и рассказал, что у него возникли какие-то проблемы. Он сказал, что откровенно поделился ими с вами. Гарольд выразил надежду, что вы сможете ему помочь. Вы и Тимоти Фрост. Конечно, я подробностей не знаю. Но если требуется и моя помощь - я готов. Мне кажется, что между мною и Гарольдом - дружеские отношения. Поэтому я... Одним словом, всем, что вас интересует и что мне известно, я охотно поделюсь. Можете без обиняков задавать мне любые вопросы, Эмилия.
- Благодарю, Каспер. И раз вы не возражаете против открытой формы беседы, я не стану тратить время на всевозможные недомолвки, намёки и экивоки. Не сочтите меня бестактной, но вот что я хотела бы узнать прежде всего. В одной недавней беседе было случайно упомянуто ваше имя. В связи с некой женщиной. Вы, Каспер, догадываетесь, о ком именно шла речь?
Он долго молчал, прикрыв глаза, затем тихо ответил:
- Пожалуй, да. Догадываюсь.
- Вы можете назвать её имя? - быстро спросила Эмилия.
- А зачем это вам? Дело прошлое. И потом, предавать публичной огласке имя дамы, ставить под удар её репутацию ... Вряд ли это достойно мужчины.
- Да-да. Я понимаю. Но всё же.... Бывают такие чрезвычайные обстоятельства, что...
- Не думаю, что та давняя история и проблема, возникшая у Гарольда, взаимосвязаны и являются, как вы, Эмилия, выразились, "чрезвычайными обстоятельствами", которые заставят меня поступиться честью.
- Значит, вы, Каспер, отказываетесь назвать имя той женщины?
- Категорически. Тем более, я не понимаю, почему всё это вас так заинтересовало.
- Я и сама не знаю, - честно призналась Эмилия. - Могу заверить только, что не досужее любопытство движет мною. Наверное, интуиция что-то подсказывает. Только вот что? Не могу разобраться. Просто тычусь в разные стороны, как слепой котёнок, сама не ведая, зачем и почему. Жаль, что вы... Впрочем, ваше поведение благородно. Но могу я попросить вас, Каспер, не называя имен, разумеется, хотя бы рассказать мне ту историю. Что произошло тогда?
- Вы настойчивы в достижении цели. Похвальное качество. Редкое для женщины. Ну что ж! Я не против поделиться с вами своими воспоминаниями. Вот только вряд ли вы услышите что-то необычное. Подобные истории - заурядны, встречаются на каждом шагу. И, пожалуй, не слишком красивы. Ну да ладно!.. - Каспер вздохнул, помолчал и продолжил: - Однажды встречаются двое. Он и она. У обоих - семьи. Оба ни о чём серьёзном... или не серьёзном!.. и не помышляют. Да и к тому же не сразу между ними возникает нечто иное, чем простые дружеские отношения. Но постепенно... Он и она встречаются, общаются. Потом что-то происходит. Нечто фантастическое. И вот уже омут затягивает всё глубже, глубже, глубже... Кажется, что так и должно быть. Но однажды... Это необъяснимо, но вдруг приходит осознание, что всё идёт совсем не так. Надо повернуть, повернуть всё вспять, чтобы оказаться в исходной точке. Забыть о том, что произошло! А это невозможно. Путы так крепки, что разорвать их не под силу даже атлету. Приходит осознание собственной беспомощности. И предчувствие беды, краха. Но всё же в последний момент удаётся удержаться на краю бездны. Удаётся посмотреть правде в глаза. Объясниться честно и прямо. Казалось, всё позади. А дальше... Дальше - возмездие. И некого винить, кроме самого себя. И самое ужасное, что я не знаю до сих пор, каким образом, безмерно любя свою жену, я настолько увлёкся забавной игрой, что забыл об осторожности, потерял чувство меры. Одно могу сказать. Никакой измены... я имею в виду измену физическую... с моей стороны не было. Я никогда не думал об этом. А вот флиртовал от души. В итоге я, сам не знаю как, очевидно, по-настоящему увлёк ту женщину. Я понимаю, как тяжело ей было узнать, что совместного будущего у нас нет и быть не может. Но что я мог сделать? Я вёл себя, как последний болван, как несмышлёный неопытный мальчишка! Я ни на секунду не задумался о чувствах Хелен! Тем более, она... Впрочем, не важно! Это - другая история и к делу не относится. А с моей стороны... Сплошная глупость и безответственность! И расплата, как видите... - он вновь тяжело вздохнул.
- О! Я вас прекрасно понимаю! - горячо воскликнула Эмилия, вспомнив злосчастную историю с Крейгом Саразином. - Иногда мы поступаем очень опрометчиво! И многое оцениваем неправильно.
Она помолчала, а затем осторожно спросила:
- А как вам кажется, Каспер, та женщина поступала так же спонтанно и необдуманно, как и вы? Или действовала целенаправленно?
- То есть? - озадаченно спросил он.
- Возможно, она намеренно увлекала вас. Знаете ведь, как бывает! Понравился мужчина и... Тем более, что лукавить, вы, Каспер, очень красивы. И что необычно для подобных вам мужчин, умны, порядочны, честны. Вот она и решила...
- Нет! Ну что вы, Эмилия! Разумеется, всё, что происходило между нами, случайность! - убеждённо возразил Каспер. - Ни о какой заранее спланированной операции и речи быть не может!
Как же! Уж ей-то, Эмилии, хорошо известно, какими предприимчивыми и коварными могут быть женщины! Мужчины наивны. Они полагают, что только они одни могут рассчитывать и контролировать ситуацию. А это далеко не так! Под личиной смиренной овечки скрываются порой настоящие волчицы, для которых не существует никаких моральных норм, табу, чести. Ах, Каспер, Каспер! А вдруг ты ошибаешься? И всё совсем иначе, чем представляется тебе? А твоя порядочность и благородство, возможно, излишни сейчас. Где гарантии, что Гарольд, которого ты считаешь своим другом, не попал в те же сети, в которых два года назад запутался ты? И особа, ловко расставившая их, упустив тебя, теперь не пытается заманить в них Гарольда? Пусть и другими способами? Ну ничего! Дайте только срок! Она, Эмилия, непременно доберётся до этой хищницы! И пусть та не ждёт пощады! Обижать Гарольда Фергюссона, а уж тем более, привести его к гибели, она, Эмилия, никогда и никому не позволит!
Они помолчали. Потом Эмилия, собравшись с духом, всё же решилась задать очередной вопрос, волновавший её.
- Каспер, я знаю, что то, о чём я сейчас спрошу, для вас - тяжело и неприятно.
- Догадываюсь, что вас интересует. Вы хотите знать, как я получил травму.
- Да. Что и как тогда произошло?
- Я и сам не знаю. Наверное, нелепая случайность. Досадная оплошность с моей стороны. Скорее всего, так.
- И всё же... Если вам не трудно, расскажите, пожалуйста.
- Да особенно и рассказывать нечего. Всё было, как обычно. Стоял чудесный день. Тогда многие отправились на конную прогулку. Помню, что были и Гарольд, и Ромина Ардженто, и Аллан Демпси, и Ширли Саразин, и Кэролайн Пакстон... Всех не перечислить! Все разъехались, кто куда. Я скакал не слишком быстро. Хотя, нет! Темп был достаточно интенсивным. Наверное, я задумался. Или просто потерял бдительность на какое-то время. Одним словом, даже не я, а... Гром... жеребец, на котором я ехал... прореагировал раньше. Он резко дёрнулся, я как-то неловко отпрянул и... Мы упали.
- А что же явилось причиной?
- Не знаю. Не знаю, Эмилия... - задумчиво, отведя куда-то в сторону взгляд, ответил он. - Возможно, я не заметил ветку. Хотя, вряд ли...
- Но может быть, что-то показалось вам странным, необычным? - настойчиво спросила Эмилия.
- Нет, ничего необычного. Разве что в ушах зазвенело. Но может быть, это уже было позже. Во время падения. Или после него.
- Зазвенело, вы говорите?
- Ну, не то, чтобы зазвенело... Так, какой-то звук раздался. Впрочем, я сильно ударился головой. А в этот момент, как вы понимаете...
- Да, конечно.
Они вновь замолчали. Эмилия встала, подошла к окну, долго смотрела через стекло, затем повернулась и спросила:
- Каспер, а вы знаете об убийстве, которое здесь произошло?
- Да. Я регулярно читаю прессу, смотрю телевизор, слушаю радио.
- Сегодня утром, не так давно, точно так же убита вторая женщина.
Он ничего не сказал, лишь глубоко вздохнул и посмотрел, прищурив глаза, на стопку газет и журналов, лежащих на столе. Эмилия тоже вздохнула, потом улыбнулась и сказала:
- Рада была с вами познакомиться, Каспер. Надеюсь, я вас не слишком утомила своими бесконечными вопросами.
Каспер тоже улыбнулся.
- Нет. Мне приятно было беседовать с вами, Эмилия. Хотя, конечно, это звучит несколько неуместно. Ведь тему нашей беседы "приятной" вряд ли назовёшь. Надеюсь, что в следующий раз она сложится иначе.
- Я тоже надеюсь, что нам всё же удастся просто поболтать, пошутить, обменяться мнениями.
- Не знаю, насколько мне удалось помочь вам. Но если понадобится, не стесняйтесь, приходите и смело задавайте любые вопросы.
- Благодарю, Каспер.
Они обменялись ещё несколькими вежливыми фразами и попрощались. Эмилия спустилась вниз и, не дожидаясь Хелен, уехала. Она торопилась поделиться с господином Фростом полученными сведениями, а также узнать от него новые подробности очередного преступления. Однако добралась она до дома Фергюссонов не так быстро, как было ею намечено. Планы поломала неожиданная встреча. Когда Эмилия проезжала по улице, она заметила выходящую из автомобиля Ромину Ардженто. Оказалось, что по соседству с Истменами жили супруги Ардженто. Эмилия затормозила, поприветствовала Ромину и сразу заявила:
- Какой у вас прелестный миленький садик! Само очарование! А где же лилии, о которых вы беспокоились? Я надеюсь, с ними всё будет в порядке.
- Я тоже, - в ответ улыбнулась Ромина.
- А я вас видела. Н а прогулке.
- А-а! Но сегодня было скучно. Никто не приехал, кроме меня, Хелен Истмен и Крейга Саразина.
- Вы как раз с ним беседовали.
- На опушке около леса?
- Да. На опушке около леса. Я мимо проезжала и заметила вас.
- Увы, но Крейг в выездке - дилетант. С ним не слишком интересно. Находиться рядом с Крейгом - непосильное испытание для моих нервов! Всё время кажется, что он вот-вот свалится с лошади! - едко засмеялась Ромина.
- Неужто так плох?
- Крейг безнадёжен! И я его быстренько оставила в одиночестве мучиться на опушке самому и мучить несчастное, ни в чём не повинное животное. Наблюдать эту картину - выше моих сил!
- Я бы тоже долго не выдержала! Как видно, общество господина Саразина мало кому из женщин доставляет удовольствие, - с мстительным злорадством, которое, сколько ни старалась, так и не смогла перебороть, заявила Эмилия.
Наверное, подобное мщение было мелочным и , в общем-то, бессмысленным. Но удовольствие оно, тем не менее, доставило превеликое.
- О чём беседуют милые дамы? - раздался откуда-то с небес бодрый мужской голос.
Эмилия подняла голову. Из раскрытого окна второго этажа, перегнувшись через подоконник, внимал их с Роминой разговору Витторио Ардженто. Он широко и обаятельно улыбнулся и громко воскликнул:
- Эмилия! Это вы? Вот это сюрприз так сюрприз! Что может быть приятнее, чем увидеть, проснувшись рано утром, вас!
- Не такое уж оно раннее, Витторио! - насмешливо возразила Ромина. - Нормальные люди давно на ногах. Это только ты имеешь привычку не отрывать головы от подушки почти до полудня. Поэтому-то и толстеешь не по дням, а по часам!
- Что ты так разволновалась, дорогая? Я борюсь с избыточным весом два раза в неделю. Регулярно! И очень эффективно! - весело парировал Витторио и задорно подмигнул Эмилии.
Та засмеялась и шутливо уточнила:
- Что же это за метод такой ? Поделитесь, Витторио! Или это тайна?
- От вас у меня нет никаких тайн, очаровательная Эмилия. Метод прост и доступен.
- Не обольщайтесь, Эмилия, - насмешливо вступила в беседу Ромина. - Сейчас он вам сообщит, что этот метод - сумасшедшие гонки по трассе на автомобиле.
- Да! Ты угадала, дорогая! Когда удачно выходишь из крутого виража, столько калорий теряешь, сколько никакая диета потерять не поможет. А адреналин так и бурлит в крови! Удовольствия получаешь столько, сколько и представить невозможно!
- Удовольствие! Хм!.. - пренебрежительно "фыркнула" Ромина. - Запах бензина, клубы гари и дыма, оглушительный рёв двигателя! Что это за отдых? Я понимаю, на природе... Тишина, красиво кругом...
- ... кислорода много, - иронично продолжил начатую ею фразу Витторио и засмеялся. - Но, дорогая, как говорится, каждому своё. А ваше мнение, ослепительная Эмилия, каково? Вы бы что предпочли? Мчаться на автомобиле или гарцевать на лошади?
- Мне и то, и другое нравится, Витторио.
- Главное ведь, в какой компании! - снова задорно подмигнул он. - Верно ведь?
- Верно!
- А я остаюсь при своём мнении! - объявила Ромина. - И даже ваше численное превосходство не заставит меня сдаться!
- Не беспокойся, дорогая! Лично я пленных не беру. Эмилии они тоже ни к чему. Исключение - только для лиц мужского пола. У нас, слава Богу, демократичный брак с тобой. Мы даже живём в разных половинах дома, чтобы бензоловые испарения, исходящие от моего комбинезона, не уничтожали запасы кислорода, получаемые тобой в результате общения с природой. Мы ведём мирное сосуществование. И оба бодры, веселы и розовощёки! Как пластмассовые пупсы!
Ромина засмеялась и покачала головой.
- Вы только послушайте Витторио, Эмилия! Разве я похожа на фарфоровую куклу? А вот он, действительно, розовощёкий пупс!
- Витторио - не пупс. Он - хулиган и безобразник, каких поискать! - вслед за ней засмеялась Эмилия.
- Легкомысленный и безответственный человек! Никакой серьёзности. И помощи - никакой. Дом держится только на моих плечах!
- Тогда тебя следует называть не "Ромина", а "Кариатида"! Правильно, несравненная Эмилия? - хитро прищурившись, с серьёзным видом уточнил Витторио.
- Вообще-то, правильно, конечно.
- Вот видишь, дорогая! Это заключение авторитетного специалиста - мифолога. Ему можно доверять! - всё так же серьёзно, скрывая улыбку, произнёс неугомонный Витторио, обращаясь к жене. - Может, мне так и звать тебя? А что? Звучит неплохо, по-моему! Кариатида Ардженто! Очень звучно и... - он хотел что-то добавить, но не выдержал и громко захохотал.
К нему присоединились дружным дуэтом Эмилия и Ромина, которые смеялись звонко, до слёз.
- А что же мы на дороге стоим? - немного погодя, спросила Ромина. - Может быть, зайдёте к нам, Эмилия?
- Нет-нет! Благодарю. Но мне надо ехать. Меня ждут, - отказалась Эмилия.
- Надеюсь, вы, восхитительная Эмилия, не в обиде на наше негостеприимство. Моё и Ромины.
- Нисколько, Витторио. Я с огромным удовольствием побеседовала с вами. Но мне, действительно, пора.
- Ну что ж! Буду жить надеждой на нашу скорую встречу. Постараюсь выбрать тот момент, когда моя жена, Кариатида, в очередной раз взгромоздит на свои плечи наш дом и ей будет не до меня! Впрочем, ей, по-моему, всегда не до меня.
- Мне? - вскинула вверх брови Ромина. - Расскажи лучше про себя. Это же ты неуловим. Вечные командировки, поездки!
- Это моя работа!
- Тогда и нечего жаловаться.
- До свидания, Ромина, Витторио! - вклинилась в их перепалку Эмилия, догадываясь, что скоро та не завершится.
Супруги Ардженто одновременно попрощались с ней. А Витторио энергично помахал из окна рукой вслед отъезжающей машине Эмилии.
По пути Эмилия думала о том, что отношения супругов Ардженто очень напоминают её собственные с Боа-Констриктором. Тот же стиль. Так называемый, "война и мир". Хотя, самодовольно констатировала Эмилия, в супружеской дискуссии Ардженто Ромина явно проигрывает Витторио. Тогда как она, Эмилия, является достойным противником Мудрого Змея. Несмотря на то, что он - человек довольно находчивый и остроумный. Боа-Констриктор отличается мгновенной реакцией. Впрочем, она, Эмилия, тоже не "спит на ходу". И если бы ей ко всему прочему научиться ещё и тому безупречно тонкому сарказму, каким в совершенстве владеет Мудрый Змей, то изо всех поединков с ним она, бесспорно, выходила бы победителем. Пока же приходилось довольствоваться ничьей. А иногда, увы, признавать собственное фиаско. Разумеется, не перед Мудрым Змеем, открыто и честно, а наедине с собой, тайно и с огромной долей досады.


Примечание: Публикуется впервые

От редакции:
Продолжение следует...

Начало:

  • Глава 1
  • Глава 2
  • Глава 3
  • Глава 4
  • Глава 5
  • Глава 6
  • Глава 7
  • Глава 8
  • Глава 9
  • Глава 10
  • Глава 11
  • Глава 12
  • Глава 13

    БЕТСИ БЛЕЙД


    Обсудить на форуме >>
    Оставить отзыв (Комментариев: 0)
    Дата публикации: 20.12.2004 6:22:16


    [Другие статьи раздела "Библиотека"]    [Свежий номер]    [Архив]    [Форум]

  •   ПОИСК В ЖУРНАЛЕ



      ХИТРЫЙ ЛИС
    Ведущий проекта - Хитрый Лис
    Пожалуйста, пишите по всем вопросам редактору журнала fox@ivlim.ru

      НАША РАССЫЛКА

    Анонсы FoxЖурнала



      НАШ ОПРОС
    Кто из авторов FOX-журнала Вам больше нравятся? (20.11.2004)














































































































    Голосов: 4571
    Архив вопросов

    IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
    РЕКЛАМА


     
    Рейтинг@Mail.ruliveinternet.ru
    Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100
    © 2003-2004 FoxЖурнал: Глянцевый журнал Хитрого Лиса на IvLIM.Ru.
    Перепечатка материалов разрешена только с непосредственной ссылкой на FoxЖурнал
    Присылайте Ваши материалы главному редактору - fox@ivlim.ru
    По общим и административным вопросам обращайтесь ivlim@ivlim.ru
    Вопросы создания и продвижения сайтов - design@ivlim.ru
    Реклама на сайте - advert@ivlim.ru
    :