Ивлим.Ру - информация и развлечения
IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
  FOXЖУРНАЛ
Свежий журнал
Форум журнала
Все рубрики:
Антонова Наталия
Редактор сообщает
Архив анонсов
История очевидцев
Ищешь фильм?
Леонид Багмут: история и литература
Русский вклад
Мы и наши сказки
Леонид Багмут: этика Старого Времени
Виктор Сорокин
Знания массового поражения
Балтин Александр
ТюнингКлуб
Жизнь и её сохранение
Леонид Татарин
Юрий Тубольцев
Домашний очаг
Наука и Техника
Леонид Багмут: стихотворения
Библиотека
Новости
Инфразвук и излучения
Ландшафтный дизайн
Линки
Интернет
Костадинова Елена
Лазарев Никита
Славянский ведизм
Факты
Россия без наркотиков
Музыкальные хроники
ПростоБуряк
Анатолий Максимов
Вера
ПРАВовой ликбез
Архив
О журнале


  ВЕБ-СТУДИЯ
Разработка сайтов
Продвижение сайтов
Интернет-консалтинг

  IVLIM.RU
О проекте
Наши опросы
Обратная связь
Полезные ссылки
Сделать стартовой
В избранное!

  РЕКОМЕНДУЕМ
Doronchenko.Ru
Bugz Team


РАССЫЛКА АНОНСОВ ЖУРНАЛА ХИТРОГО ЛИСА













FoxЖурнал: Анатолий Максимов:

ТАК БЫЛО … 17 ФРАНЦИЯ 9

Автор: Анатолий Максимов

Оглавление:

  • «Волга»

  • Банк

  • А.И.Микоян

  • Миша Р.



    «Волга»

    Сколько мороки было с «Волгой»! Ее надо было зарегистрировать в полиции и получить соответствующий номерной знак.
    Прихожу в полицию.
    – По какому делу?
    – Зарегистрировать машину.
    – Ваш паспорт!
    – Я пришел зарегистрировать машину. Вот паспорт на нее.
    – Ваш паспорт и водительские права!
    После тщательной проверки документов мне выдали номерной знак дипломатического корпуса.
    – Я не дипломат и не имею права пользоваться машиной с дипломатическим номером.
    – Хорошо, вот вам номерной знак журналиста.
    – Я не имею права быть журналистом.
    – Почему вы отказываетесь от таких престижных номеров?
    – Не хочу, чтобы за мной ходили тени.
    – Ну, от тени вы не убережетесь!
    Оно так и было!

    Но это не все. После семиcот-восьмисот пройденных километров надо было менять моторное масло коробки скоростей и заднего моста. Если это не будет сделано в положенный срок – снимается гарантия. Спрашиваю на работе, где меняют масло?
    – Когда ты едешь на работу, прежде чем свернуть на Каширское шоссе, увидишь с правой стороны бензозаправочную. Ты с ними договорись, – сказал монтажник.
    На следующий день я заехал на бензозаправочную. Записали паспортные данные в журнал и сказали, что масло поменяют на следующей неделе.
    Я приехал через неделю.
    – Поставьте машину на мост!
    – Какой мост?
    – Не видите? Вот на этот!
    Я посмотрел на два изогнутых рельса на опорах и поднялся на высоту человеческого роста. Сижу. Выйти из машины нельзя. Прошло какое-то время, подошел механик.
    – Где масло?
    – Какое масло?
    – Которое я должен залить.
    – Разве у вас нет этого масла?
    – Слезайте с моста!
    Я слез. Мне дали бумажку с адресом гаража, в котором я могу купить необходимые мне масла. Я помчался в город отыскивать столь желанный гараж. Несколько раз обращался к прохожим, но только один мне указал точный адрес, вернее местонахождение гаража: «Вы въезжайте во двор и поверните направо, с зелеными ставнями».
    Я заехал во двор, повернул направо и нашел зеленые ставни. Но… гараж был закрыт… по причине «инвентаризации!»
    Вернулся на завод. Перед управлением стоит машина директора. Василий, шофер директора, мне сделал знак, и я остановился.
    – Здравствуй, Анатолий! Ты что, масло ищешь? Принеси бутылку, и я тебе это дело устрою.
    Ясно, что Россия не Франция – здесь все начинается со знакомства и с бутылки! Слово «взятка» встречается так редко, что создается впечатление, что она не существует!


  • В оглавление



    Банк

    Фирма открыла счет в банке и купила «Волгу». Первым делом ее надо было застраховать. Захожу в банк, снимаю со счета 600 рублей и иду в Ингосстрах. Во время разговора в Ингосстрахе, я выясняю, что мне гораздо выгодней рассчитаться валютой, а не рублями. Я возвращаюсь в банк и прошу перевести страховой компании 400 американских долларов, а снятые со счета два часа тому назад 600 рублей внести на наш счет.
    – Доллары мы переведем, а рубли обратно мы не принимаем, – сказала Екатерина Михайловна.
    – Почему? Когда я снимал рубли со счета, я ведь вам сказал, с какой целью я это делал.
    – У нас такие правила.
    – Екатерина Михайловна, будьте добры, вызовите начальника отдела.
    – Для чего?
    – Я хочу с ним поговорить.
    – В настоящий момент он отсутствует.
    – А когда будет присутствовать?
    – Не знаю.
    – В таком случае, дайте мне книгу жалоб.
    Екатерина Михайловна пошла за книгой жалоб. Прошло около получаса.
    – Я книгу жалоб не нашла, но вот вернулся начальник отдела.
    –Екатерина Михайловна мне объяснила суть дела, – сказал начальник. – К сожалению, наши правила не позволяют нам принимать снятые со счета рубли – они ваши.
    – Это не мои рубли, а моей фирмы. За них я отчитываюсь. Как я это сделаю?
    – Это дело ваше и вашей фирмы, оно нас не касается.
    – В таком случае, я сообщу фирме суть дела и попрошу ее закрыть счет.
    – Анатолий Федорович, не думаете ли вы, что наш банк прогорит, если ваша фирма закроет свой пятитысячный счет в долларах?
    – Конечно, не прогорит. Но если моя фирма поговорит со своими западными коллегами и они из солидарности закроют свои счета, то возникнут крупные неприятности для банка и для вас в частности.
    Начальник отдела пристально посмотрел на меня. Затем, полушепотом, обратился к Екатерине Михайловне: «Если Анатолий Федорович тебе принесет рубли, ты их внесешь на счет фирмы».
    Я этим воспользовался.
    Нам выдавали суточные в таких размерах, что мы их не могли растратить. Поэтому, в конце каждого месяца, мои коллеги мне приносили их сбережения, а я их сдавал в банк. Когда же подходил мой срок отпуска, то я шел в банк, и мне выписывали чек в валюте (франках), в размере внесенных мной рублей. В Париже я сдавал этот чек в банк и получал франки.
    А мне говорили, что нельзя вывозить валюту из Советского Союза!



  • В оглавление


    А.И.Микоян

    В январе шестьдесят четвертого года была особенная передача по телевизору: А.И.Микоян комментировал свою поездку в Японию. Он говорил о том, что рабочие кабинеты большие, светлые. Что письменные столы без ящиков. Что на столах после рабочего дня нет никаких папок, никаких бумаг. Это было вступлением. Основное, на что «давил» А.И.Микоян – это чистота и порядок в цехах и на заводах. «Битых стекол на фасаде заводов я не видел,– продолжал А.И.Микоян. – Перед заводом нет разбросанного материала или техники, а есть площадки с газоном»!
    Эта передача мне показалась не случайной. Во-первых, руководитель страны такого высокого ранга неспроста критикует свои, советские заводы. Если ему «не по душе» директор завода, то он его снимет с должности и заменит «кем надо». Следовательно, есть какая то другая причина. Во-вторых, эта передача была запрограммирована на новогодние праздники – телезрителей больше, чем в обычное время!
    В то время моя фирма работала с Государственным институтом азотной промышленности (ГИАП). Принимая все эти данные к сведению, я рассказал моему начальству о телевизионной передаче и предложил расширить круг наших связей, чтобы в какой-то момент не оказаться не у дел. Каким-то образом мой «рассказ» попал на стол Премьера, который приказал «выяснить дело». У меня была встреча с чиновниками, которым я объяснил свою точку зрения. На этом мы расстались.

    К Рождественским праздникам я получил ящик с шампанским, коньяком и вином, и визитной карточкой: «С праздниками – кабинет Премьера»!
    Как известно, осенью «произошли сдвиги» на верхушке аппарата: Никиту Сергеевича «попросили» освободить кресло для Леонида Ильича!

  • В оглавление


    Миша Р.

    Судьба Миши Р. сложилась на редкость странно. У него был старший брат – преподаватель восточных языков в Сорбонне, который принимал участие в сопротивлении, был арестован немцами и расстрелян.
    Ненависть Миши к немцам, за расстрел брата, не знала границ: он мстил тем, что при малейшем успехе Красной армии трубил, что немецкие войска потерпели серьезное поражение и что в скором времени "наши" будут в Берлине.
    Такие восхваления успехов Красной армии не прошли мимо ушей французской полиции, и она завела на Мишу карточку – "советский".
    Но Миша по убеждению не был коммунистом.
    Война окончена. Сталин "простил" эмигрантам все их вольные и невольные грехи против советской власти: «Возвращайтесь на родину!». Многие эмигранты поверили Сталину и взяли советские паспорта. Для них был открыт клуб "Советский патриот", который размещался в особняке, в центре Парижа, не то купленном, не то арендованном советским посольством. В клуб могли приходить и не «патриоты», встретиться и поговорить с приятелями, выпить чаю с пирожными, просмотреть советские газеты. Одним словом, приятно провести время. Естественно, что жизнь клуба, равно как и всех его посетителей, находилась под наблюдением французского ока.

    В 1947 и затем в 1951 годах, я не помню под каким предлогом, французское правительство решило выслать обладателей советского паспорта в их новоприобретенную страну. Уезжающим говорили, что «война все разрушила, что все пригодится на новом месте». И люди упаковывали все, чем обзавелись за долгие годы эмигрантской, и что могло «пригодиться на месте»: мебель, кастрюли, чайники, кухонные и столовые приборы, всевозможные инструменты и прочее добро.
    Советский паспорт Миша не взял, но это его не спасло от высылки, и он попал в одну из отъезжающих групп. Приехавшие в Союз «новые граждане» подвергались опросу – ответы сверялись с имеющимися данными об их личной жизни и деятельности, о близких или далеких родственниках, о соседях.
    Дошла очередь до Миши. Офицер долго перелистывал и переворачивал страницы папки и, наконец, спросил:
    – А вы, без паспорта, чего приехали с этой группой? Какова цель вашего приезда в Советский Союз? С каким заданием?
    И много других нудных и «профессиональных» вопросов.
    В результате Миша оказался в глухой провинции, без права бывать в больших городах и, тем более, в Москве. Там он преподавал арифметику в первоначальных школах, а сам бегал на вечерние курсы.
    Прошло несколько лет провинциальной жизни. Некоторые из его друзей по Парижу и «по группе» попали в Москву и заняли по протекции «хорошие» места. Потом они помогли Мише получить прописку в Москве и двухкомнатную квартиру для него одного!
    Года за два до моего приезда в Советский Союз я увидел во французской газете фотографию группы туристов в Москве и Мишу среди них.
    Миша жив!

    Прибыв в Москву, я начал его разыскивать: звонил в отдел переводчиков и гидов Интуриста, звонил в адресный стол, звонил еще куда-то.
    Безрезультатно!

    Я вернулся с работы. Ко мне подошел Василий, портье гостиницы, и сказал: «Вас спрашивали и придут немного позже».
    Я насторожился: «спрашивали» – это же множественное число, но тогда сколько их по какому делу?
    Я поблагодарил Василия и поднялся в квартиру. Не прошло и получаса, как раздался звонок и в раме дверей вырос Миша.
    Молча, мы крепко обняли друг друга и замерли на пороге.
    Итак, Миша действительно жив!

    Позднее мы сидели в саду, и Миша мне рассказывал о захолустье, о всевозможных мытарствах, о попытках попасть в Москву, о срывах надежд на благополучный исход и о том, что «вдруг» все уладилось: «Я работаю с иностранцами – для наших органов»!
    – Я тоже иностранец? – спросил я.
    – Ты на особом положении, ты русского происхождения, ты это понимаешь? – заявил Миша и добавил:
    – По протекции друзей меня назначили на пост руководителя радио– вещания на французском языке. Кроме того, иногда меня вызывают к Н.Хрущеву, в качестве переводчика при переговорах с французскими делегациями.
    – И ты пишешь короткий отчет о том, что говорилось и кем?
    – А ты думаешь, что разговоры на таком уровне никого не интересуют? – спросил Миша.

    Время текло. После каждой моей поездке в Париж я привозил Мише запрещенные в Союзе книги французских авторов. «Мне это необходимо для работы» – говорил Миша. Он же «вводил меня в жизнь столицы», о которой мало кто догадывался.
    Как журналисту радио, Мише были доступны закрытые клубы писателей, артистов и журналистов с их закрытыми ресторанами. Мы бывали в клубах деятелей искусства с такими же закрытыми ресторанами. Бывали на художественных выставках, которые устраивались на квартирах авторов, да еще с хорошим даровым буфетом. Таким образом, я познакомился с акварелистом А.Богаткиным, который мне предложил «заглядывать без церемоний». Я часто бывал в его доме. Перед моим окончательным отъездом в Париж А.Богаткин предложил заглянуть в папку.
    – Я хочу дать тебе что-либо на память. Возьми, что тебе понравится!
    И я взял несколько акварелей с видами города Риги.

    Многократно Миша мне доставал билеты в театры. Я не знаток театрального искусства, но как любой зритель или слушатель уходил со спектакля с определенным впечатлением. Например, мне не очень нравились оперы, в которых преобладали певцы или певицы с большим стажем и хорошей игрой, но с выдохшимися голосами. В некоторых постановках хотелось слышать мощь голосов, захватывающих слушателя своим энтузиазмом, но этого я не ощутил – не было молодых певцов и певиц.
    Зато я был в полном восторге от пьес, которые создавали впечатление, что актер превращался в «атмосферу» слов, жестов, молчаний, как будто сам актер «стерся», не существует!
    Я бывал с Мишей на вечеринках молодежи, на которых выпивали больше, чем танцевали, и бывало «кое-что еще, чему не учат в школе»!..
    Внешне я был веселым и разговорчивым. Но внутренне я был скован неизвестностью.
    Я вышел на балкон покурить. Две тени остановились на пороге балкона, и до меня донесся их разговор: – «Ты его знаешь, который в очках? –«Нет, а ты знаешь, кто такой Миша?» – «Нет»!
    Все было бы хорошо, если бы меня не сверлила мысль о том, в какой момент Миша был другом, а в какой он был «на работе»! Это меня заставляло быть постоянно начеку, чтобы не сказать лишнего!
    «Молчи, глуха – меньше греха»!

    Наступил день, когда нам нужно было «выйти на арену» и выступить с поднятым забралом. Миша мне объяснил, что мы должны «официально» встретиться в ресторане и что он должен будет меня убедить в том, что в Советском Союзе все обстоит так же хорошо, как и в любой западной стране. Я согласился на поединок, но поставил одно условие: будем говорить только на экономическую тему, оставив политические вопросы в стороне. В этот день мы сидели «за столиком на двоих», без соседей – их рассадили поодаль. Как обычно, мы выпили, закусили, еще выпили, и языки распустились: я с жаром отстаивал преимущество личной инициативы во всех областях человеческой деятельности – как культурной, так и экономической, а Миша мне отвечал, что личная инициатива не противоречит коммунистической доктрине, если она приносит пользу коллективу.
    – О какой доктрине ты говоришь? О какой пользе?
    – Той доктрине, которая позволила Советскому Союзу запустить спутник а, потом послать в космос человека. Вот в чем достоинство коммунистической доктрины, – заключил Миша.
    Аргумент, конечно, «веский» – по сравнению с космосом!
    Нам подали обед. Мы выпили «еще по одной» и с усердием принялись за еду.
    – Признаю, – сказал я после некоторой паузы, – что ты «на коне»! Я не живу, как ты, в Советском Союзе и поэтому не знаком ни с обстановкой, ни с «доктриной» коллективной инициативы!
    На этом мы закончили наш обед и разъехались.

    Миша появился через неделю после нашего обеда.
    – Слушай, вчера меня вызвало начальство и похвалило за мою победу в поединке с тобой и выдало наградные – понимаешь? Приходи сегодня вечером ко мне, и мы отметим это дело.

    Вечером я был у Миши. На столе стояли банки с маринованными овощами, несколько сортов колбас, серый хлеб (мой любимый) и, конечно, замороженная водка. Наша «непринужденная» беседа с пением старых романсов под гитару затянулась до четырех утра.
    На дворе было морозно – градусов под двадцать, без ветра. Пальто расстегнуто, настроение хорошее и я подпевая сам себе, неожиданно оказался перед входом в гостиницу. В холле находились два офицера милиции и портье Василий, который подошел ко мне поздороваться и познакомить с офицерами. После рукопожатий я пошел к дежурной за ключом.
    – Что ж Вы так поздно? – спросила она.
    – Не поздно, а рано, – ответил я.
    – Где же вы так задержались?
    – Вы, наверное, хотели бы знать с кем?
    – А, правда, с кем?
    Я показал дежурной кукиш и пожелал спокойной ночи.
    Направляясь к лифту, слышу за спиной голос Василия: «Нарвалась? Не тебе задавать такие вопросы»!

    У Миши было много друзей в Париже, с которыми я довольно часто встречался, но никогда и никому не рассказывал о том, что мне поведал Миша: он, ведь, тоже хотел жить!..
    Поcле моего перевода на липецкий завод я потерял всякую связь с Мишей.

    Несмотря на мою осторожность, я с любопытством и любознательностью знакомился со всем тем, что мне показывал Миша: меня интересовали люди, их обыденная ежедневная жизнь, их проблемы, их надежды.
    В гостинице я часто сидел с дежурными или уборщицами. Мы пили «настоящий» грузинский чай и говорили о ценах на продукты питания и о недостаточной зарплате. В то время их зарплата не превышала 41 рубля!

  • В оглавление



    Анатолий Максимов


    Продолжение следует.


    Начало:



    Так было повесть
    Книга первая

    1. Часть первая
    2. Часть первая, продолжение 1
    3. Часть первая продолжение 2
    4. Часть первая окончание
    5. Часть вторая
    6. Часть третья
    7. Часть третья, продолжение 1
    8. Часть третья, продолжение 2
    9. Часть четвертая


    Книга вторая


    1. Часть первая Франция начало
    2. Часть первая - продолжение 1
    3. Часть вторая - продолжение 2
    4. Часть вторая - продолжение 3
    5. Часть вторая - продолжение 4
    6. Часть вторая - продолжение 5
    7. Часть вторая - продолжение 6
    8. Часть вторая - продолжение 7
    9. Часть вторая - продолжение 8
    10. Часть вторая - продолжение 9
    11. Часть вторая - продолжение 10
    12. Часть вторая - продолжение 11
    13. Два рта
    14. Вакцина Фридмана
    15. Электродвигатели
    16. Книжный магазин
    17. Эр Ликид
    18. Маркет






    Уже опубликовано:

    1. Краткая биография
    2. Стихи разных лет
    3. Завет отца
    4. Зеленый Лист
    5. Ноябрьские события во Франции
    6. Правильно, но неверно!


    Обсудить на форуме >>
    Оставить отзыв (Комментариев: 0)
    Дата публикации: 04.12.2006 19:55:11


    [Другие статьи раздела "Анатолий Максимов"]    [Свежий номер]    [Архив]    [Форум]

  •   ПОИСК В ЖУРНАЛЕ



      ХИТРЫЙ ЛИС
    Ведущий проекта - Хитрый Лис
    Пожалуйста, пишите по всем вопросам редактору журнала fox@ivlim.ru

      НАША РАССЫЛКА

    Анонсы FoxЖурнала



      НАШ ОПРОС
    Кто из авторов FOX-журнала Вам больше нравятся? (20.11.2004)














































































































    Голосов: 4558
    Архив вопросов

    IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
    РЕКЛАМА


     
    Рейтинг@Mail.ruliveinternet.ru
    Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100
    © 2003-2004 FoxЖурнал: Глянцевый журнал Хитрого Лиса на IvLIM.Ru.
    Перепечатка материалов разрешена только с непосредственной ссылкой на FoxЖурнал
    Присылайте Ваши материалы главному редактору - fox@ivlim.ru
    По общим и административным вопросам обращайтесь ivlim@ivlim.ru
    Вопросы создания и продвижения сайтов - design@ivlim.ru
    Реклама на сайте - advert@ivlim.ru
    :