Ивлим.Ру - информация и развлечения
IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
  FOXЖУРНАЛ
Свежий журнал
Форум журнала
Все рубрики:
Антонова Наталия
Редактор сообщает
Архив анонсов
История очевидцев
Ищешь фильм?
Леонид Багмут: история и литература
Русский вклад
Мы и наши сказки
Леонид Багмут: этика Старого Времени
Виктор Сорокин
Знания массового поражения
Балтин Александр
ТюнингКлуб
Жизнь и её сохранение
Леонид Татарин
Юрий Тубольцев
Домашний очаг
Наука и Техника
Леонид Багмут: стихотворения
Библиотека
Новости
Инфразвук и излучения
Ландшафтный дизайн
Линки
Интернет
Костадинова Елена
Лазарев Никита
Славянский ведизм
Факты
Россия без наркотиков
Музыкальные хроники
ПростоБуряк
Анатолий Максимов
Вера
ПРАВовой ликбез
Архив
О журнале


  ВЕБ-СТУДИЯ
Разработка сайтов
Продвижение сайтов
Интернет-консалтинг

  IVLIM.RU
О проекте
Наши опросы
Обратная связь
Полезные ссылки
Сделать стартовой
В избранное!

  РЕКОМЕНДУЕМ
Doronchenko.Ru
Bugz Team


РАССЫЛКА АНОНСОВ ЖУРНАЛА ХИТРОГО ЛИСА













FoxЖурнал: Леонид Багмут: история и литература:

ВОЗВРАЩЕНИЕ КАЩЕЯ БЕССМЕРТНОГО

Автор: Леонид Багмут

Народ как трава: чем чаще его
косить – тем гуще растёт
восточная мудрость


Это только кажется, что Ивану Царевичу легко было смутить татарского владыку: на самом деле переживаний было более чем достаточно. Хоть и слаб был покойник, а старые страхи нет-нет, да и сожмут сердце. Всё-таки 240 лет русский улус был неотъемлемой частью Орды. Было время привыкнуть к Хозяину, а был он строг и немилостив – в случае недоразумений шкуру спускал без сомнений. Синдром Поротой Задницы очень живуч, потому что нагляден для десяти поколений русских людей. Более того: он стал частью народного духа.

Но как иначе можно было держать власть на территории от Карпат до Енисея? Никакие договоры не помогут – только страх цементировал такое государство. Слишком разнородны были его провинции, слишком сильны амбиции местных властителей и только ужас поголовного истребления делал потенциальных бунтовщиков лояльными подданными. Хотя это скорее всего не так: люди прошлого относились к смерти без истерики.

Умер Хозяин и осиротели его данники. Кто станет наследником Орды? Куда потянут лошади истории свои оглобли? Что касается крымского хана, то он присягнул турецкому султану и решил для себя проблему надолго. Имея за спиной Османов, Гиреи могли кормиться далеко за пределами Дикого поля. Улус Московского великого князя, казанского и астраханского ханов пребывали в задумчивости: на три поколения в регионе установилось равновесие сил.

Тихо было в России начала 16-го века: особо не воевали, беспрерывно шли вялые пограничные столкновения – то ли сил не было, то ли не хотелось. Видимо, Москва никак не могла освоиться с новым статусом: всё решать самой и за всё отвечать лично, не прячась за спину Старшего Брата. Незаметно отошёл Иван 3-й, его сменил Василий тоже 3-й – сын Софьи Палеолог. Матримониальные вопросы решать трудно – они не раз устраивали землетрясение на самой плодородной почве. Всё, кажется, идёт хорошо – но тут достойному правителю седина серебрит бороду и бес толкает ребро – и ещё чёртики прыгают в глазах.

Не ко времени умерла любимая жена Ивана 3-го – тверская княжна и взалкал он добавить византийской крови в свой род. А всякая змея имеет свой хвост: если сказал «а», то надо говорить «б» в положенный срок – а то укусит. От тверской княжны остался сын – всем пригожий юноша. Сам князь и бояре не могли нарадоваться, глядя на наследника. Говорят, был он строен и румян, на себе имел кольчугу, перевязан был от ран и любую знал науку. Миф наделяет его всеми достоинствами – видимо для того, чтобы историкам было чего локти кусать. Но Господь призвал его к себе, потому что византийская принцесса очень хотела видеть своего сына великим князем. И какая мать этого не хочет?

Василий Иванович 3-й никакими достоинствами не блистал, разве что критики совершенно не переносил. Хотя кто её любит? У него начались нелады в семейной жизни: жена из рода Сабуровых то ли надоела, то ли сына никак не приносила. Тогда муж отправил её в монастырь и взял замуж юную Глинскую. Сказывали знающие люди, что девочка не опростоволосилась:

«Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверушку…»

Новорождённого по традиции нарекли Иваном. Батюшка так обрадовался, что через три года умер – говорят, что от старости. Дальше начались сказки Пушкина: осиротевшую маму и ребёнка посадили в бочку и бросили в волны морские. Фигурально выражаясь, Иван Васильевич рос в обстановке откровенной смуты, заговоров, диких склок боярских и отвратительной мышиной возни с утра до вечера. Тихий отрок очень рано узнал всю номенклатуру человеческих слабостей.

Много было желающих надеть шапку Мономаха – но то ли вдовая княгиня была хитрее хитрого, то ли бочка достаточно круглая, то ли волны гасили друг друга – Иван Царевич вопреки всем ожиданиям дожил до совершеннолетия. Но из достославной бочки вылез человек настолько несладкий, что очень многие сразу узнали в нём героя давно умершей легенды. В отличие от сказочного настоящий князь Гвидон - это Кащей Бессмертный.

Знамения эпохи видны современникам иначе, чем далёким потомкам. История скупо отмечает: в 1547 году великий князь московский Иван Васильевич был коронован в Успенском соборе Кремля как царь всея Руси. Миф это событие вообще не помнит: ведь не сгорела же Москва в тот день до тла? И не зарезали много людей, и не рубили по случаю праздничка лишние головы на Красной площади? Просто шла многочасовая служба, которую мальчик 17 лет, весьма астенического сложения, с трудом выдерживал. Обычная рутина – не на чём глазу остановиться.

Но современники знали: решается судьба России на много веков вперёд. Нет ничего страшнее вечного проклятия – ибо кто его снимет? Раз наложенное, оно тянет за собою хвост событий, имя которым – безнадёжность. Царь на Руси не просто слово, а символ абсолютной, непререкаемой власти над миром. Триста лет этот титул принадлежал хозяину Великой Татарии. Московский князь открыто провозгласил себя наследником империи Бату-хана. Крутится колесо истории: кто бы мог подумать в 1247 году, что столица государства переместится из прикаспийских степей на пепелище деревеньки под никому не известным названием Москва? А править страной будет русский князь – татарские ханы станут драться за место у его трона.

Но это ещё не всё: знатоки генеалогии утверждают, что Иван 4-й был правнуком хана Мамая, а через него – потомком Чингиз – хана. Великий воитель завещал хранить собранные им земли – от Тихого океана и дальше не запад, до самого последнего моря. Кроме того, первый царь был потомком византийских императоров – через невест князей Владимира великого, Владимира Мономаха и собственной бабушки. Как потомок Рюрика он мог считать своими земли Северной Европы. Так три линии сошлись в одну точку: наследник Рюрика, Палеолога и Чингиз-хана мог рассматривать себя как владыку вселенной. Соответственно, в разряд исконно-русских земель теперь попадало всё, до чего могли дотянуться жадные руки и увидеть алчные глаза.

Иван 4-й настойчиво восстанавливал владения своих предков. Вначале малой кровью, могучим ударом покорились громадные просторы Казанского и Астраханского ханств. Удача вскружила голову: царь двинул свою орду на запад, против едва живого ливонского ордена. Но первые же успехи в борьбе с захиревшими рыцарями настолько встревожили Литву и Польшу, что они решили окончательно объединиться и дать бой царю Ивану по всей форме. Получив афронт на западе, государь московский утешился на востоке: присоединил Сибирское ханство. Известный поход Ермака Тимофеевича, воспетый мифом – классическая конкиста, а он сам – Кортес и Писарро в одном лице.

В целом за время правления своего первого царя Россия расширилась до пределов Золотой Орды времён Батыя с некоторыми купюрами на Востоке и на Западе. Успех зримый: даже по карте видно, что территория государства выросла более чем в два раза за тридцать лет. Национальный миф таких вещей не забывает никогда и в этом суть оценки правления Ивана Грозного. Там где историки, всегда глядящие узко и мелочно, говорят «нет», там сказание, всегда глядящее широко и обобщённо, говорит «да».

Известно также, что вход в тюрьму стоит рубль, а выход – два. Да ещё не всё-то золото, что блестит. И судьба Каштанки поучительна: бойкий мальчик с удовольствием издевался над доверчивой собачкой, отравляя собственную душу. Так и Диавол искушал совсем юный русский народ призраком власти и величия. Захват трёх татарских ханств – дело пустяковое: истинно шапками закидали. Под Казанью ещё гремели пушки, но Сибирь взяла ватага гулящих людей, снаряженных на средства Строгановского торгового дома. Хвастать было совсем нечем: ни подвигов, ни славы, ни геройских битв не было: созревшие плоды сыпались в мешок сами. И вряд ли кто-то подозревал, что собирая в него бесконечные пространства улуса Джучи-хана, наши предки оживляли тех, кому лучше не просыпаться. Всё новые и новые данники истово били челом русскому царю, а дух Кащея Бессмертного рос и уплотнялся. Легендарное завещание Чингиз-хана снова приобретало реальность людских сердцах.

Русский этнос, вернувшийся к политическому бытию после трёх веков убожества, заявил миру о себе единственно возможным способом – войной. Обычный в таких случаях взрыв внешней экспансии был незаметным по двум причинам. Во-первых, территориальные приобретения на востоке никого не трогали: Сибирь для Европы и Китая тогда была не на много ближе Луны. Во-вторых, большая часть сил народа была поглощена гражданской войной. Образ Чингиз-хана завоевал сердца и души – по России прошла гигантская волна внутренней варваризации.

Вначале был просто Иван Васильевич – и только со временем он стал Грозным. Мальчик появился на свет слабым и все боялись, что он не жилец на этом свете. Однако обошлось: матушка его сумела выходить. Однако её через 7 лет отравили добрые люди и защищать ребёнка было некому. Злые люди думали – Господь милостив, приберёт сорванца как-нибудь сам, без нашей помощи. Однако у Вседержителя насчёт мальчика были свои планы. И если бы юный Иванушка знал их, то никогда не стал бы Грозным. Монастырей в России много – выбирай, Иван-царевич, любую по душе. И случилось бы так, то вошёл бы он в историю тихо и благостно, как свет церковной лампадки. Историю пришлось бы переписывать заново, историки молча прошли бы мимо, авторы исторических романов – тоже, а народ и вовсе бы обеспамятел: людская память бережно хранит только моменты громадного выброса энергии.

Если верно говорится, что пути Господни неисповедимы, то может быть, тут история давала «вилку»: недаром же Ивана 4-го пытались к власти не допустить и упорно хотели от неё отстранить вместе с потомством. В возрасте 20 лет царь оказался присмерти и бояре настойчиво пытались навязать ему в качестве наследника двоюродного брата. Вилка не состоялась, даже если была: проснувшийся народ подобен вулкану и паводку – то земля трясётся и мысли разбегаются, то вода мутная топит мир и в ней ничего не увидишь при всём желании. Не то, чтобы сил стало больше у народа – просто он согласен гораздо больше вытерпеть. Было бы знамя – а люди сами соберутся. Идти могут, но куда – не знают: тут нужен поводырь с большой буквы – Апостол. Человек, наделенный божьей благодатью так очевидно, что ни у кого из живущих не поднимется рука бросить в него камень. Что бы он ни делал – всё к лучшему, каждое его слово – правда, а личность его – священна. Давно не стало пророков в своём отечестве и не хватает святых на каждое время, но трудно без них жить. Царь – именно та фигура, что имеет в глазах народа похожие черты.

Боярин же – антипод царя и личность его и в истории, и в народном сказании как правило отрицательна. Историки приписывают им косность мышления, неповоротливость и тугодумство, измену государственным интересам. Другими словами, это люди опытные и ответственные, обременённые землёй и холопами, не любящие принимать решения сгоряча, считающие государственное дело своим собственным и проявляющие личную независимость при всякой возможности.

Народная мудрость трактует боярина как дурака и изменника, а лучшем случае – как безвредного вора и дармоеда. Трогательное единство трезвых учёных мужей и Вещих Боянов наводит на мысль: вышли мы все из народа, дети семьи трудовой… Холопы не любят свободных: даже намёк на чью-то личную независимость вызывает у них глубоко внутренний протест. То, что средний боярин был битком набит пороками своего времени, не вызывает сомнений – так же как и то, то он был единственным носителем культуры. Верхушка нации всегда претендует на известную самостоятельность. И на привилегии, которые стоят поперёк горла людям мелким и подлым.

Народ – как трава: чем чаще её косить, тем гуще растёт. Деревья развиваются медленно, а плоды дают не скоро и не всегда. Вырубить сад легко, но под молодой порослью можно будет собирать только грибы да старые жёлуди. Грибы не обязательно съедобны, а жёлуди любят только свиньи. Потому хороший Садовник не будет торопить события.

Боярин – человек традиционных взглядов. Он давно сыт и не рвёт соседу глотку из-за пустяков. Он отвечает за многих и многих, а потому не склонен к резким движениям. Ему есть что терять, и он не поддержит авантюру. Он богат во многих поколениях, а потому не станет изматывать своих рабов непосильной работой. Он уважает самого себя, а потому может спокойно выслушать чужое мнение, оценить шутку и поддержать талант.

В периоды величия народа бурьян рвётся к небу, закрывая солнце. Неслыханная сила идёт от земли – надо только знать, куда её направить. Знание – сила, если совпадает с возможностями, а без них – только душевные муки. Нечего выбирать – всё уже давно выбрано. Хватаются за голову и дают оценки всегда потом – когда уже поздно.


Опыт Чингиз-хана показал: дееспособное государство невероятных размеров должно напоминать воинское формирование. Не родовая знать с её вольницей, а жёсткая иерархия холопов государевых удерживает его от распада на мелкие улусы.



Леонид Багмут




Уже опубликовано:




  1. Быдлократия как общественный институт
  2. Сказка о грибнике и грибах
  3. Геном русской сказки
  4. Новая легенда об Аскольде и Дире да племяннике их Рюрике
  5. В поисках утраченных корней
  6. Русь - начало всех начал
  7. Кого обидели варяги
  8. Личное дело легендарного человека
  9. Три смерти князя Игоря
  10. Обвинение и оправдание Святослава Игоревича
  11. Последний гордый варяг
  12. Яга на марше
  13. Трудно только первые сто лет
  14. Власть женского рода
  15. Выбор невесты
  16. Поминая старые обиды
  17. Время Ярослава Мудрого
  18. Золотая осень древнего Киева
  19. Второстепенные герои древнерусского мифа
  20. Вечная юность народа
  21. Конец истории
  22. Молодой народ подобен степному пожару
  23. Личность Змея Горыныча
  24. Время и люди Чингизхана
  25. Бросок степной гадюки
  26. Киевская Русь: подводя последние итоги
  27. Историческая миссия Змея Горыныча
  28. Последний Рюрикович
  29. Власть идеи
  30. Избирательность исторической памяти
  31. Прелести кирпичной кладки
  32. Этика далёких потомков
  33. Посмертная маска нашей истории
  34. Русская матрица
  35. Сказка о Женщине
  36. Смена этнической доминанты
  37. Народ обретает новое имя: пёс становится собакой/a>
  38. Затянувшиеся роды
  39. Лебединая песня Кощея Бессмертного
  40. Дурак не скоро поумнеет
  41. Многочисленные соблазны
  42. Сказка о мужчинах и женщинах
  43. Россия молодая: проблема выбора пути
  44. Культурный горизонт Московской Руси





Сказки о времени

  1. История как миф и сказка
  2. Девичья память - лицо истории
  3. Будни истории и сказочный праздник
  4. Должность: внештатный пророк в своём Отечестве
  5. Магия нашего прошлого
  6. Диалектика Я и Мы в истории народа
  7. Мифология романтизма как основа современного мировосприятия
  8. Конец света - не за горами
  9. Лукавые мудрствования
  10. Возвращение средних веков
  11. Мифология справедливости
  12. Летние сны
  13. Городское одиночество
  14. Разорванность человеческого существования
  15. Я прошу у судьбы немного
  16. Иллюзия самодостаточности
  17. Сказка о времени
  18. Сказка о власти: пасторальный мотив
  19. Какое наше время
  20. Романтика независимости
  21. Взгляд на вещи



Сталин – намэ


  1. Сказка о Московском халифате
  2. Сказание о халифе Сталине Великом
  3. История как орфографическая ошибка
  4. Великий отечественный джихад



Отец Илларион

  1. Первый писатель и первое Слово
  2. Вторая судьба первого писателя
  3. Третья жизнь первого писателя



Первая русская сказка

  1. Повесть о Петре и Февронии
  2. Юмор забытых предков
  3. Призвание на царство
  4. Русская Золушка



Дракула


  1. Дракула – титан эпохи Возрождения
  2. Дракула – выдающийся дипломат позднего средневековья
  3. Дракула – наш современник














Обсудить на форуме >>
Оставить отзыв (Комментариев: 0)
Дата публикации: 03.06.2007 8:53:08


[Другие статьи раздела "Леонид Багмут: история и литература"]    [Свежий номер]    [Архив]    [Форум]

  ПОИСК В ЖУРНАЛЕ



  ХИТРЫЙ ЛИС
Ведущий проекта - Хитрый Лис
Пожалуйста, пишите по всем вопросам редактору журнала fox@ivlim.ru

  НАША РАССЫЛКА

Анонсы FoxЖурнала



  НАШ ОПРОС
Кто из авторов FOX-журнала Вам больше нравятся? (20.11.2004)














































































































Голосов: 4550
Архив вопросов

IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
РЕКЛАМА


 
Рейтинг@Mail.ruliveinternet.ru
Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100
© 2003-2004 FoxЖурнал: Глянцевый журнал Хитрого Лиса на IvLIM.Ru.
Перепечатка материалов разрешена только с непосредственной ссылкой на FoxЖурнал
Присылайте Ваши материалы главному редактору - fox@ivlim.ru
По общим и административным вопросам обращайтесь ivlim@ivlim.ru
Вопросы создания и продвижения сайтов - design@ivlim.ru
Реклама на сайте - advert@ivlim.ru
: