Ивлим.Ру - информация и развлечения
IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
  FOXЖУРНАЛ
Свежий журнал
Форум журнала
Все рубрики:
Антонова Наталия
Редактор сообщает
Архив анонсов
История очевидцев
Ищешь фильм?
Леонид Багмут: история и литература
Русский вклад
Мы и наши сказки
Леонид Багмут: этика Старого Времени
Виктор Сорокин
Знания массового поражения
Балтин Александр
ТюнингКлуб
Жизнь и её сохранение
Леонид Татарин
Юрий Тубольцев
Домашний очаг
Наука и Техника
Леонид Багмут: стихотворения
Библиотека
Новости
Инфразвук и излучения
Ландшафтный дизайн
Линки
Интернет
Костадинова Елена
Лазарев Никита
Славянский ведизм
Факты
Россия без наркотиков
Музыкальные хроники
ПростоБуряк
Анатолий Максимов
Вера
ПРАВовой ликбез
Архив
О журнале


  ВЕБ-СТУДИЯ
Разработка сайтов
Продвижение сайтов
Интернет-консалтинг

  IVLIM.RU
О проекте
Наши опросы
Обратная связь
Полезные ссылки
Сделать стартовой
В избранное!

  РЕКОМЕНДУЕМ
Doronchenko.Ru
Bugz Team


РАССЫЛКА АНОНСОВ ЖУРНАЛА ХИТРОГО ЛИСА













FoxЖурнал: Леонид Багмут: история и литература:

РОССИЯ ПОСЛЕ СМУТНОГО ВРЕМЕНИ

Автор: Леонид Багмут

В 1613 году кончилась эпоха железа и крови. В течение двух поколений русские люди делали свою историю, начиная с опричнины и кончая изгнанием первого царя польской династии, хотя в действительности он был шведом. Всё оказалось в прошлом. Кровавые шпоры царя Ивана подняли Россию на дыбы, змеиная улыбка Годунова завораживала, тень царевича Дмитрия обрушила крышу – и вдруг всё кончилось – как будто и не было вовсе.

Началась династия Романовых – три царя подряд такие тихие и скромные, богомольные – только пыль с них сдувать не забыть. Остановилась история и побежали болотные огоньки: кто быстрее испугается? Были бунты и войны – но больше было бунтов. Воевали с поляками пару раз – но кроме кусочка земли ничего не добыли – только срам прикрыть и хватило. Бунтовали донские казаки – вроде беспричинно – но зато очень громко – едва Москву не взяли. Бунтовали горожане из-за совершенно невыносимых грабежей царских слуг – тех самых, что пыль с царей сдували.

Монархи стали бессильны и жили совсем не долго: ни Михаил, ни Алексей, ни Федор не дотянули до 50 лет, хотя условия вроде бы были. Умирали сами: мода убивать царей прошла – до будущего века. Тихое, пустое время и государь кончался от вечных вопросов и несварения желудка. Ибо обжорство – основная болезнь русского духа в широком смысле слова. Одна только царица Марина, жена Лжедмитрия 1-го, умерла в астраханской тюрьме от голода.

Цари больше не правили: Грозный и Годунов, казалось, личным примером отбили охоту совмещать две должности. В обществе созрела после долгой каторги всенародной мысль о благотворности разделения властей. Власть законодательная отделилась от исполнительной естественным путём: оскудели кадры самодержцев – ибо первые Романовы сами себя с трудом держали. Да и не нужно это было – ибо куда вести Россию после двух поколений кровавой гонки, как не на погост? Отдыха требовали страна и люди, всё больше погружаясь в болото мелкой и никчемной суеты. Которая впрочем и есть обычная жизнь человеческая.

Первый Романов – Михаил Федорович – честными и пустыми глазами смотрел в рот своим родственникам, которые молча пили кровь у государства. Впрочем, это было в обычае и надо отдать им должное – не надорвались. Бунтов не вызвали, по своей воле воевали только один раз. И один раз воевали вынужденно – это когда экс-царь Владислав приехал в Москву искать правду. Право был на его стороне: как-никак он был законно избран на царский трон и более года на нём сидел. И не его вина в том, что Баба Яга его невзлюбила и подняла русских патриотов на борьбу с законной властью. Это она, старая карга, подзудила двух экстремистов – Минина и Пожарского заварить кашу на Волге. Однако Владислав очень полюбил Россию всем сердцем и положил себе не есть не пить, пока не вернёт себе Кремль. Он подал в Европейский суд жалобу на незаконное смещение его с должности, подкрепив её большими подарками – по обычаю. А Европейский суд был весь пропитан русофобскими настроениями и с удовольствием обязал вернуть Владислава на его рабочее место царя. Однако Бабе Яге Европейский суд не указ, и пришлось отставному царю собирать войска для восстановления себя в должности. В 1617-1618 годах он с армией пришёл в Троице-Сергиеву лавру якобы на богомолье – но монахи, острые на ум, его не пустили. Так богомолец сей и простоял под стенами всю зиму, пока не поели всех кур и не перепортили всех девушек в окрестных деревнях. После этого Владислав за очень хорошие поминки официально отказался от русского престола и ушёл восвояси.

Через 15 лет Москва сама затеяла войну с Польшей по какому-то пустяковому поводу – воевали два года, не торопясь – а как деньги совсем кончились- то помирились, оставшись каждый при своем интересе. Донские казаки в 1642 году от большого ума захватили Азов– так на них весь земской Собор руками замахал: отдайте немедленно – война с Турцией – сплошное разорение, а победы всё равно не будет. К тому же это дело Петра Великого – так не лезте поперед батька в пекло. Дайте покоя, непоседы, Христа ради.

Вечная болезнь пустого времени – страх и чувство бессилия. О Иване Васильевиче – царе Грозном – уже успели сложить легенды, Годунова старались забыть – все герои старой драмы уже умерли, оставив память не самую добрую. А тут как будто и лошадей выпрягли из телеги русской истории.

Реальная власть волею случая оказалась в руках духовного лидера нации – патриарха Филарета. Быть бы ему царём Фёдором 2-м Романовым, если бы не Годунов, велевший постричь его в монахи за бунт. Однако новоявленный отец Филарет быстро пошёл вверх по церковной лестнице – недаром же он был ближайшим родственником династии Рюриковичей. Превратности смутного времени занесли его в польский плен, где он, по слухам, выучил латынь и резко расширил свой кругозор. Когда же его сына Мишу избрали на царство, то и папу не забыли: церковный собор заочно утвердил его патриархом всея Руси.

Судьба, достойная великого времени: высокий боярин при последнем рюрике, монастырский сиделец при Годунове, пленник при царях-однодневках и триумфальное возвращение домой. В принципе светский человек стал церковным владыкой и правителем государства. В России Романовых изначально утвердилась теократическая форма правления, но она не выдержала проверку временем и отмерла при Алексее Михайловиче – царе тишайшем. Вероятно, сказался глубокий цинизм народа русского – ведь даже в элите никакого фанатизма и религиозного рвения никогда не наблюдалось – ставили пудовые свечи и уныло крестили лоб пустые души.

По обычаю патриарх всея Руси имел власть близкую к монаршей. Иван 4-й ввёл институт патриархата с целью возвеличить свою империю и быстро об этом пожалел. Раньше митрополит московский был иерархически подчинён патриарху константинопольскому, а теперь появилась должность, не знающая подчинения. Выше патриарха только небесные чины – точно так же, как и выше государя. В России сложилось двоевластие, характерное для средневековой Европы, но с досадным исключением: в Европе был один папа римский и сотня монархов, а в России они стояли один на один.

Первые пастыри душ человеческих оказались небезголосы: авторитет церкви они цени выше царского. Будучи политически бессильными, они тем не менее открыто выступали против необоснованных репрессий. Патрирх Сильвестр – один из воспитателей царя Ивана – был сослан в отдалённый монастырь за постоянное заступничество боярское. От великой эпохи нельзя было ждать разумной рациональности – царь ставит на патриарший престол известного схимника Филиппа. Говорят, что Грозный был умный человек, но это неправда: он был очень необычный человек. Годунов призвал бы такой пост батюшку тихой судьбы, желательно – жулика без всякого морального авторитета. Такого можно при случае и ногами попинать – он слова противного не скажет, чтобы не лишиться белого клобука. А про Филиппа знали, что он мук не боится, равно как голода и холода – хотя вырос в аристократической семье. Человек твёрдой веры, придя к власти, не мог не столкнуться с царём по принципиальным вопросам. Иван Васильевич этого не мог не знать, а потому возникает подозрение, что он просто подбирал себе достойного оппонента, с которым не стыдно поспорить.

И новый патриарх не подвёл: не только просил о спасении людей, но официально, во время службы в Успенском соборе, на своём рабочем месте, осудил русского царя как злодея, а его режим – как антинародный. Вера горы сдвигает – но не в России. А горчичное зерно тут не может дать всходов добрых из-за тяжёлого климата – который и людей делает тяжёлыми и несчастными от рождения. И мужество храбрых здесь повисает в воздухе, ибо нет ему опоры в людях русских. Здесь наследник Чингиз-хана в глазах населения оказывается ближе к Богу, чем святой.

Вера и власть – вещи страшные, если говорить о них серьёзно. Пусты призывы слушаться властей предержащих и хранить веру в Бога: послушание приходит в конце длинного пути, а веру надо иметь с самого начала. Трудно хранить то, что не имеешь и слушаться тех, кого не уважаешь. Сковать единство нации в таком случае может только страх: царь Иван Васильевич это знал, а потому крови народной не жалел.

Война между верой и властью традиционна и вечна. Она постоянно тлеет в душе человека, разгораясь в самый неподходящий момент. Победу всегда одерживает власть: либо служители культа присваивают себе властные функции, либо князь мира сего открыто надевает на себя тиару.

В период бури и натиска народ руководствуется поговоркой: под лежачий камень вода не течёт – и хватает Бога за бороду. Во времена тихие религиозность возвращается сама собой: Бог не выдаст – свинья не съест. Ибо торопиться больше некуда и манна небесная больше не падает в руки – удача кончилась, кажется, навсегда. Делать нечего и можно подумать о вещах отвлечённых. А это занятие опасное: можно убедиться в том, что бога нет с той же вероятностью, что и в личном призвании нести свет миру.

Атеисты не нарушают порядка вещей и опасны только для самих себя. Четыре века назад уличённого в таком преступлении торжественно сжигали при полном одобрении народа. Атеистам нечего сказать людям и они могут только гореть – или прилюдно, или незаметно, сжигаемые собственными сомнениями.

Православная доктрина предусматривает ежедневное многочасовое богослужение. А работать когда? В православных храмах скамеек нет и молитвенное бдение превращается в настоящий изматывающий труд. Чему отдать предпочтение: вечному спасению или радостям земным? Вечное спасение сомнительно, а радости перед глазами всегда – и люди решают вопрос половинчато, служа и Богу, и мамоне.

Однако Христос сказал, что нельзя служить Богу и мамоне одновременно – сидящий на двух стульях провалиться между ними. А тот, кто крестится наскоро – тот просто чешет лоб. Попробуйте неделю пожить на Нагорной проповеди – вы узнаете все земные страдания на своей шкуре. Молитва не всерьёз никогда не будет услышана, а при частом повторении – превратно понята. Лучше не теребить небеса без нужды.

Быстрое время рождает героев, а медленное – мучеников. Быстрое время перемешивает сословия и само выбрасывает наверх людей неординарных. Тихое время как паутина окутывает человека – а паук на страже. Герои и мученики имеют одно общее в судьбе – они обязательно погибают. Но отношение к ним разное: герои сами идут на плаху, расталкивая народ богатырскими руками, а мученики несут свой крест в полном одиночестве.

Хорошо быть героем – на миру и смерть красна, а потом Боян Вещий причислит его к лику Добрых Молодцев, равных Илье Муромцу или Добрыне Никитичу. Все богатыри и герои ходят по трое и похожи друг на друга. Они ни в чём не сомневаются и верят только в себя. Иначе и быть не может: малейшее сомнение губит верность удара, а Бог им только помеха. Они – пример для подражания и предмет восхищения многих поколений.

Герой преследует личные цели и не трогает порядок вещей, в то время как мученик противопоставляет себя обществу. Герой простодушен и защищает нацию от внешних врагов. Народ использует его как инструмент особой заточки и красоты – но не более того. Мученик защищает общество от самого себя и воспринимается как откровенный внутренний враг. Кто кого больше терзает: мученик нацию, нация – мученика или мученик сам себя? Или все три варианта водят хоровод вокруг его костра?

Иван 4-й создал – или был порождением новой России. Но кем он был – героем, чудо-богатырём, добрым молодцем? Трудно ответить «да» или «нет» однозначно. А не видно ли Голгофы в его судьбе? Он вошёл в историю как принципиальный и сладострастный палач: одержимый идеей божественной власти царя, он ломал на дыбе всю страну. Были времена глубокого, до полной прострации, раскаяния в своих делах – и молил он пронести эту чашу мимо него. Не выходило: он хотел выполнить свою миссию, порученную ему Богом, а законы власти загоняли его в угол - что же делать человеку искреннему? И он предпочитал вручить оппонентам своим мученический венец – но только не пускать дело на самотёк. И вокруг него бывали такие люди: долго просили патриарха Филиппа смириться перед царём, но ореол мученичества оказался выше смерти. Мученичество имеет много сторон, но все они окрашены одним цветом – непримиримостью.





Леонид Багмут


Продолжение следует

Начало: Лики Судьбы

Уже опубликовано:

  1. Быдлократия как общественный институт
  2. Сказка о грибнике и грибах
  3. Геном русской сказки
  4. Новая легенда об Аскольде и Дире да племяннике их Рюрике
  5. В поисках утраченных корней
  6. Русь - начало всех начал
  7. Кого обидели варяги
  8. Личное дело легендарного человека
  9. Три смерти князя Игоря
  10. Обвинение и оправдание Святослава Игоревича
  11. Последний гордый варяг
  12. Яга на марше
  13. Трудно только первые сто лет
  14. Власть женского рода
  15. Выбор невесты
  16. Поминая старые обиды
  17. Время Ярослава Мудрого
  18. Золотая осень древнего Киева
  19. Второстепенные герои древнерусского мифа
  20. Вечная юность народа
  21. Конец истории
  22. Молодой народ подобен степному пожару
  23. Личность Змея Горыныча
  24. Время и люди Чингизхана
  25. Бросок степной гадюки
  26. Киевская Русь: подводя последние итоги
  27. Историческая миссия Змея Горыныча
  28. Последний Рюрикович
  29. Власть идеи
  30. Избирательность исторической памяти
  31. Прелести кирпичной кладки
  32. Этика далёких потомков
  33. Посмертная маска нашей истории
  34. Русская матрица
  35. Сказка о Женщине
  36. Смена этнической доминанты
  37. Народ обретает новое имя: пёс становится собакой/a>
  38. Затянувшиеся роды
  39. Дурак не скоро поумнеет
  40. Многочисленные соблазны
  41. Сказка о мужчинах и женщинах
  42. Россия молодая: проблема выбора пути
  43. Культурный горизонт Московской Руси
  44. Предчувствие Смутного Времени
  45. Когда Баба Яга против
  46. История смутного времени
  47. Европа нам не тётка, а младшая сестра
  48. Игры свободных людей
  49. Снобизм винтиков
  50. Качества ума
  51. Время ревущей толпы



Сказки об Иване

  1. Иван Дурак и точки бифуркации
  2. Иван, не ставший Дураком
  3. Семья Змея Горыныча



Сказки о времени

  1. История как миф и сказка
  2. Девичья память - лицо истории
  3. Будни истории и сказочный праздник
  4. Должность: внештатный пророк в своём Отечестве
  5. Магия нашего прошлого
  6. Диалектика Я и Мы в истории народа
  7. Мифология романтизма как основа современного мировосприятия
  8. Конец света - не за горами
  9. Лукавые мудрствования
  10. Возвращение средних веков
  11. Мифология справедливости
  12. Летние сны
  13. Городское одиночество
  14. Разорванность человеческого существования
  15. Я прошу у судьбы немного
  16. Иллюзия самодостаточности
  17. Сказка о времени
  18. Сказка о власти: пасторальный мотив
  19. Какое наше время
  20. Романтика независимости
  21. Взгляд на вещи
  22. Образ врага
  23. Обломки старого времени
  24. Сгусток времени



Отец Илларион

  1. Первый писатель и первое Слово
  2. Вторая судьба первого писателя
  3. Третья жизнь первого писателя
Первая русская сказка

  1. Повесть о Петре и Февронии
  2. Юмор забытых предков
  3. Призвание на царство
  4. Русская Золушка
Дракула

  1. Дракула – титан эпохи Возрождения
  2. Дракула – выдающийся дипломат позднего средневековья
  3. Дракула – наш современник
Кащей Бессмертный

  1. Лебединая песня Кощея Бессмертного
  2. Возвращение Кащея Бессмертного
  3. Жизнь и судьба Кащея Бессмертного
  4. Наследники Кащея Бессмертного
Сталин – намэ

  1. Сказка о Московском халифате
  2. Сказание о халифе Сталине Великом
  3. История как орфографическая ошибка
  4. Великий отечественный джихад


Книга Иова - очерк нравов Древнего Израиля

  1. Судьба полученного даром
  2. Второй доклад сатаны
  3. Сон огорчённой души
  4. Бремя порядочного человека



Обсудить на форуме >>
Оставить отзыв (Комментариев: 0)
Дата публикации: 16.11.2007 18:48:58


[Другие статьи раздела "Леонид Багмут: история и литература"]    [Свежий номер]    [Архив]    [Форум]

  ПОИСК В ЖУРНАЛЕ



  ХИТРЫЙ ЛИС
Ведущий проекта - Хитрый Лис
Пожалуйста, пишите по всем вопросам редактору журнала fox@ivlim.ru

  НАША РАССЫЛКА

Анонсы FoxЖурнала



  НАШ ОПРОС
Кто из авторов FOX-журнала Вам больше нравятся? (20.11.2004)














































































































Голосов: 4549
Архив вопросов

IgroZone.com Ros-Новости Е-коммерция FoxЖурнал BestКаталог Веб-студия
РЕКЛАМА


 
Рейтинг@Mail.ruliveinternet.ru
Rambler's Top100 bigmir)net TOP 100
© 2003-2004 FoxЖурнал: Глянцевый журнал Хитрого Лиса на IvLIM.Ru.
Перепечатка материалов разрешена только с непосредственной ссылкой на FoxЖурнал
Присылайте Ваши материалы главному редактору - fox@ivlim.ru
По общим и административным вопросам обращайтесь ivlim@ivlim.ru
Вопросы создания и продвижения сайтов - design@ivlim.ru
Реклама на сайте - advert@ivlim.ru
: